Психосоциальный подход через призму культурного наследия

Психосоциальный подход

      

Психосоциальный подход  в достаточной мере отражает  убеждение, что человеческая сексуальность в большей степени определяется психологическими факторами (эмоциями, установками, мотивами), а также процессом социального обусловливания (процессом, посредством которого мы узнаем об ожиданиях и нормах социальных групп, к которым принадлежим), нежели биологическими факторами, такими как гормоны или инстинкты. В свою очередь психологические и социальные факторы настолько тесно переплетаются, что нередко бывает трудно провести между ними границу.
      Психосоциальный – под этим термином понимается сочетание психологических и социальных факторов.  Возможно, мы далеко не всегда осознаем влияние на наши сексуальные установки и формы поведения как общества в целом, так и отдельных социальных групп, к которым принадлежим (Laumann et al., 1994). Из-за скрытого характера тех механизмов, посредством которых мы усваиваем ожидания общества в отношении сексуального поведения, у нас часто создается впечатление врожденности или естественности наших чувств и форм поведения. Однако были проведены исследования сексуальности в других обществах и даже в различных этнических, социоэкономических и возрастных группах в рамках нашего общества. Результаты этих исследований наряду с рассмотрением данной темы в исторической перспективе свидетельствуют о большом диапазоне общественно приемлемых форм сексуального поведения. Таким образом, становится очевидной относительность того, что мы сами привыкли считать нормой. Такое осознание влияния культуры и индивидуального опыта поможет более объективно оценить нашу собственную сексуальность. Поэтому мы будем уделять первостепенное внимание психосоциальным аспектам человеческой сексуальности.
      Также очевидно, что человеческая сексуальность в значительной степени определяется и биологией пола. Поэтому на протяжении всей книги мы будем подробно рассматривать и биологические основы сексуального поведения. Мы обсудим теории, касающиеся воздействия генетического отбора на протяжении многих тысячелетий человеческой эволюции, а также влияния на индивида конкретных генетических переменных. Мы также рассмотрим роль гормонов и нервной системы при обсуждении спора о значении «врожденного и приобретенного» в определении нашей сексуальности.
      
      Наше культурное наследие

      

      Помимо психосоциального подхода мы придерживаемся собственных взглядов по двум связанным с сексуальностью темам. Обе были актуальны на протяжении многих веков истории западной культуры. Во-первых, это представление о том, что продолжение рода является единственным законным основанием сексуальной активности. В Северной Америке одним из наиболее характерных проявлений этого взгляда явилось приравнивание понятия секса к половому акту. Согласно этому представлению, все, что не связано с пенисом, проникшим в вагину, не имеет отношения к «сексу». Вспомним скандал вокруг Клинтона и Левински, разразившийся в 1998 году. Тогда первоначальное заявление Клинтона о том, что он «не вступал в сексуальные отношения с этой женщиной», было бы правдой, если рассматривать «секс» как половое сношение и исключить из определения секса поцелуи, оральный секс и генитальный петтинг. Такая точка зрения достаточно широко распространена. В ходе опроса студентов колледжей было обнаружено, что 60% из них не рассматривают оральный секс как «занятие сексом» (Sanders & Reinisch, 1999). Это означает, что многие считают себя «формально девственными», поскольку могут заниматься «чем угодно, кроме этого» (включая некоторые виды стимуляции, приводящие к оргазму). «Этим» они не занимаются и никогда не занимались, поскольку не практикуют формы полового контакта, при котором пенис вводится в вагину.
      Безусловно, сношения «пенис-вагина» являются наиболее полным выражением гетеросексуальных половых контактов. Однако чрезмерный акцент на роли полового акта часто приводит к негативным последствиям. Это способствует живучести представления о том, что сексуальные ощущения и оргазм должны испытываться людьми только при введении пениса в вагину. Столь ограниченные взгляды влекут за собой и непосильные требования к сексуальной активности как для мужчин, так и для женщин и становятся причиной фантастических ожиданий, связанных с самим половым актом.
      Подход к сексу лишь как к средству продолжения рода приводит также к недооценке других форм сексуального поведения. В частности, таким его формам, как поцелуи, ласки, а также мануальная или оральная стимуляция гениталий, часто отводится второстепенная роль «прелюдии» (обычно понимаемой как любая активность, предшествующая половому акту). При этом предполагается, что за прелюдией должен последовать «настоящий секс», то есть коитус. Проявление сексуальной активности между представителями одного пола также не укладывается в модель секса как средства продолжения рода. Эти и другие некоитальные формы сексуального поведения, такие как мастурбация, сексуальные фантазии и анальное сношение, считались в различные периоды истории нашего общества и других культур проявлениями безнравственности, греха, извращенности и даже правонарушениями. Мы же в данной книге рассматриваем их в качестве вполне приемлемых вариантов сексуальной активности для тех, кто их выбирает.
      Вторая тема, относительно которой мы отстаиваем собственную позицию, связана с жестким различением мужских и женских половых ролей. Это наследие нашей культуры имеет гораздо большие основания, чем просто физиологические различия между мужчинами и женщинами. Результаты исследований свидетельствуют о том, что в определенных сферах жизни половые различия действительно имеют место. Однако процесс социализации способствует еще большему, а нередко чрезмерному преувеличению наших биологических особенностей. В итоге жесткое обусловливание гендерных ролей может препятствовать полной реализации нашего человеческого потенциала и негативно сказаться на нашей сексуальности. Так, воспитание, включающее обучение мужчин и женщин «адекватным» формам поведения, способствует укреплению ряда традиционных представлений. Например, многие привыкли считать, что мужчина всегда должен выступать в качестве инициатора сексуальной активности, тогда как женщине отводится лишь пассивная роль. Все это накладывает огромную ответственность на мужчин, а также резко ограничивает возможности женщин открывать для себя мир своих собственных сексуальных потребностей (Berman & Berman, 2001).
   
0/5 (0 отзывов)
Загрузка ...
Обучение психологов