ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОБОСНОВАНИЮ ТАТ

ТЕОРИЯ МОТИВАЦИИ Д.МАК-КЛЕЛАНДА И ЕГО ПОДХОД К ИЗМЕРЕНИЮ МОТИВОВ

Д.Мак-Клеланд выделяет в структуре мотивации поведения четыре основных элемента и несколько дополнительных. Первый элемент — это запрос со стороны ситуации, который стимулирует актуализацию определенных мотивов. Запрос может иметь вид стимула, прямого обращения извне или пространственно-временных параметров, ассоциированных с определенными формами деятельности (“пора обедать”). Запросы, однако, не актуализируют мотивы автоматически. Второй элемент ситуации — валентность (incentive), которую имеет данный запрос. Мак-Клеланд характеризует эту валентность как устойчивый во времени внешний фактор, относящийся к ситуации. Смысл выделения этого элемента в том, что запрос или стимул обладает способностью актуализировать мотивы благодаря тому, что он соотносится с некоторой эмоционально-мотивационной системой, служит как бы знаком качественно определенного типа удовлетворения или, напротив, фрустрации. Можно сказать, что валентность определяет смысл запроса. Третьим элементом мотивационной структуры является собственно мотив как устойчивая личностная диспозиция. Мак-Клеланд определяет мотивационную диспозицию как устойчивую направленность (concern) на определенное целевое состояние, которая побуждает, ориентирует и осуществляет селекцию поведения. Мотив опосредует влияние валентности на актуальную мотивацию: если личностный мотив слаб, то даже сильный релевантный запрос, обладающий высокой валентностью, не пробудит к жизни соответствующего желания. Актуализированная ситуативная мотивация — четвертый из основных элементов схемы Мак-Клеланда — также не является непосредственной причиной действия. На этом этапе необходим учет дополнительных элементов — наличия соответствующих умений и навыков, знания социальных ценностей, определяющих степень приемлемости желаемого поведения и, наконец, возможностей действовать определенным образом. “Запросы… приобретающие форму валентности, приводят — в том случае, если они накладываются на имеющиеся мотивы-диспозиции — к актуализации мотивации, которая, сочетаясь со знанием ценностей, умениями и навыками, порождает импульс к действию, который, сочетаясь с возможностями, порождает действие” .
Исходя из этой модели, Мак-Клеланд в конце сороковых годов начал большую работу по созданию методик для измерения отдельных мотивов на основе ТАТ. Эта работа была построена, как писал Мак-Клеланд с соавторами в 1949 году, “на естественном допущении об управляемости воображаемого поведения теми же основными принципами, что и всякого другого… Если считать, что принципы, управляющие воображаемым поведением, ничем не отличаются от принципов, управляющих практическим действием… то используемый в данном случае метод оказывается более тонким и гибким средством обоснования и распространения этих принципов, чем обычный метод изучения практических действий”. Вместе с тем серьезную критику Мак-Клеланда вызвала нечеткость разведения разных потребностей между собой, необязательность некоторых признаков, которые Мюррей включил в определение потребностей. Для четкой диагностики выраженности отдельных мотивов-диспозиций, “предъявлявшиеся картинки должны были тематически соответствовать определенным мотивам, стимулируя у их интерпретатора соответствующие мотивационные состояния, которые могли проявляться в опознании и толковании картинок. Чтобы создать у испытуемого мотивационное состояние, тематически связанное с воспроизведенной на картинке ситуацией, испытуемого просили составить по предъявленной картинке развернутый рассказ, для чего ему было необходимо полностью переключиться на изображенную ситуацию, обдумать, что в ней происходит и может произойти дальше, представить, о чем думают и что чувствуют изображенные лица и т.д. Если в рассказах разных испытуемых по содержательно одинаковым картинкам мотивационная тематика проявляется различным образом, то при прочих равных условиях это позволяет судить о различиях в соответствующем мотиве”.
Мак-Клеланд разработал, исходя из этих положений, вариант ТАТ для измерения мотива достижения. Картины ТАТ Мак-Клеланда, по сравнению с ТАТ Мюррея, гораздо более однозначно актуализируют тему достижения. Система подсчета основана на контент-анализе частоты упоминания в рассказах отдельных диагностически значимых категорий. Во многом эта формализованная система обработки способствовала тому, что по своим психометрическим характеристикам ТАТ Мак-Клеланда и его аналоги существенно превосходят классическую версию ТАТ. Вместе с тем явные преимущества методики Мак-Клеланда свидетельствуют о большей адекватности его теоретического подхода к обоснованию ТАТ, а также перспективности метода тематической апперцепции.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Этот подход был развит дальше в работах ряда других авторов. В частности, согласно Дж.Аткинсону, картина ТАТ, изображающая определенную социальную ситуацию, содержит определенные ключевые признаки (cues), вызывающие ожидания удовлетворения того или иного мотива. Эти ожидания заключаются во взвешивании позитивных и негативных последствий соответствующего мотива и ситуации действия. Возникающая на этой основе ситуативная мотивация порождает в рассказах ТАТ описание воображаемых обстоятельств, вызывающих чувство удовлетворения либо фрустрации. Мотивы, проявляющиеся в рассказах, согласно Аткинсону, не отличаются от мотивов, действующих в аналогичных реальных ситуациях. Для того, чтобы по продукции фантазии можно было определить силу мотива, необходимо, во-первых, чтобы сама ситуация обследования не актуализировала определенный мотив и, во-вторых, чтобы набор картин тематически соответствовал различным аспектам проявления изучаемого мотива. Индивидуальной спецификой обладает не только степень выраженности мотива, но и его предметная организация; разные картины будут, соответственно, вызывать ожидания разной силы и разного содержания, поэтому лишь суммируя результаты по нескольким картинам, можно нивелировать эти различия.
Взгляды Аткинсона получили дальнейшее развитие и уточнение в теории мотивационной активации Р.Фукса. Р.Фукс отвечает на вопрос, который у Аткинсона оставался неясным — каким образом признаки, содержавшиеся в картинах ТАТ, вызывают определенные ожидания. Фукс экспериментально показал, что наподобие условного рефлекса существует также процесс условного активирования эмоций через ассоциированное с этими эмоциями предметное содержание. Активирующая функция стимулов является механизмом их генерализации. Что касается, в частности, ТАТ, то некоторые детали картин выступают такого рода стимулами, активирующими связанные с ними эмоции, причем этот процесс находится вне сознательного контроля. Активированное ощущение значимости первоначально когнитивно не интегрировано с ситуацией, однако оно вызывает ожидания, связанные со значимостью соответствующих стимулов и определяющие интерпретацию ситуации. Лишь затем происходит реинтеграция сложной мотивационной системы в терминах Мак-Клеланда. Готовность к рассказыванию историй облегчает этот процесс реинтеграции. При этом, однако, конкурирующие мотивы, связанные с активированной эмоцией или же с ситуацией обследования, могут породить довольно сложные процессы: вытеснение, символизацию и др. Конечный результат предсказать при этом практически невозможно.
Новый виток теоретического обоснования был предложен Дж.Аткинсоном в его работах 70-х годов . Аткинсон исходит из того, что организм существует в непрерывном потоке активности; основная возникающая при этом проблема заключается в объяснении перехода от одной активности к другой, их связи. Поэтому Аткинсон вводит представление о силах, увеличивающих или ослабляющих тенденции действовать в том или ином направлении. Смену одной деятельности другой Аткинсон объясняет изменением соотношения сил различных мотивационных тенденций. Для ТАТ это означает, что поскольку с течением времени паттерн актуализированных мотивов изменяется, в разных картинах может отражаться разная констелляция мотивов и при оценке различных картин получаются различные значения силы мотивационных тенденций вне зависимости от специфики картин. Отсюда следует, что ТАТ может рассматриваться как надежный инструмент измерения силы мотивов, несмотря на низкую внутреннюю согласованность.
Из изложенного видно, что теории Д.Мак-Клеланда, Р.Фукса, ДжАткинсона и некоторых других, не упомянутых в этом обзоре авторов, представляют собой подробное и глубокое обоснование диагностической ценности ТАТ. ТАТ оказывается уникальным по своим возможностям диагностическим средством, в частности, благодаря тому, что он позволяет анализировать когнитивные процессы, имеющие место при работе с воображаемыми ситуациями, такие как оценивание ситуации, планирование действия, каузальную атрибуцию, ожидание успеха и др. В качестве подтверждения валидности и надежности ТАТ в новом теоретическом контексте предлагается рассматривать прежде всего ситуативную валидность и доказательства возможности влияния на мотивы с помощью специальных тренинговых программ.
С интеракционистско-деятельностными концепциями Д.Мак-Клеланда, Дж.Аткинсона, Х.Хекхаузена, Р.Фукса и др. хорошо согласуется деятельностно-смысловая теория мотивации, разрабатываемая в русле деятельностного подхода в психологии и породившая уже несколько оригинальных попыток теоретического обоснования ТАТ.

ДЕЯТЕЛЬНОСТНО-СМЫСЛОВОЙ ПОДХОД К ОБОСНОВАНИЮ ТАТ

Предлагаемое здесь теоретическое обоснование ТАТ исходит из понятий жизненных отношений, связывающих человека с объектами, явлениями и событиями его жизненного мира, жизненного смысла различных объектов, явлений и событий, характеризующих их место и роль в жизни данного конкретного человека, и смысловых структур личности, представляющих собой превращенную форму жизненных отношений (Леонтьев, 1988а, 19896, 1990а). Жизненный смысл, который объективно имеет для человека какой-либо объект, явление или ситуация, преломляется в структуре личности в превращенной (М.К.Мамардашви-ли) форме различных структур, которые, имея одно и то же смысловое содержание, функционально различаются и занимают разное место в системе смысловой регуляции человеческой деятельности. По функциональному основанию выделяются шесть видов смысловых структур: личностный смысл — составляющая сознания, репрезентирующая в образе объектов и явлений их жизненный смысл для субъекта; смысловая установка — элемент исполнительных структур деятельности, обнаруживающийся в эффектах стабилизации деятельности, преградных, отклоняющих и дезорганизующих влияниях на ее протекание; мотив деятельности — системное качество, приобретаемое предметом деятельности и придающее ему способность в конкретной ситуации инициировать, побуждать и направлять деятельность; смысловая диспозиция — устойчивое отношение к объектам и явлениям действительности; смысловой конструкт — категориальная шкала, используемая при восприятии, оценке, генерализации и классификации объектов и явлений по их месту и роли в жизни субъекта; личностная ценность — присвоенная в ходе социализации идеальная модель должного, служащая, наряду с потребностями, источником смыслообразования. Некоторые из этих структур являются ситуативными (личностный смысл, смысловая установка, мотив), другие устойчивыми (смысловая диспозиция, смысловой конструкт, личностная ценность); некоторые проявляют себя на уровне процессов переработки опыта и построения образа мира (личностный смысл, смысловой конструкт), другие преимущественно на уровне практического взаимодействия с миром (мотив, смысловая установка). Смысловые структуры личности и связи между ними образуют смысловую сферу личности, основное назначение и функция которой — регуляция жизнедеятельности субъекта в соответствии с логикой жизненной необходимости, задаваемой системой его отношений с миром.
Классическая теория проекции объясняет диагностическую ценность ТАТ тем, что в основе процессов воображения и реального поведения лежат одни и те же глубинные структуры, особенности проявления которых в том и другом плане различаются лишь спецификой психологических защит (рис.1,а).
Интеракционизм обосновывает ее тем, что процессы воображения и реального поведения порождаются одним и тем же мотивом, различные проявления которого в том и другом случае обусловлены лишь различием ситуаций реализации действия (рис. 1,6).
Деятельностно-смысловой подход объясняет ее тем, что процессы воображения и реальное поведение регулируются одними и теми же жизненными отношениями субъекта, проявляющимися, правда, в различных превращенных формах (рис. 1, в).

Проективный подход предполагает цепь умозаключений от продукции воображения к глубинным личностным структурам и от них к реальному поведению; интеракционизм — от воображения к интенсивности мотивации и от нее к прогнозу реального поведения; деятельностно-смыс-ловой подход — от воображения к жизненным отношениям и жизненным смыслам и от них к регуляции реального поведения.
Согласно деятельностно-смысловому подходу, то, что непосредственно отражается в рассказах ТАТ — это индивидуальный образ мира обследуемого — целостное многомерное и многоуровневое представление действительности, формирующееся на протяжении всей жизни субъекта, выполняющее функции регуляции практической деятельности и опосредующее любые процессы психического отражения. Образ мира выступает источником субъективной определенности, позволяющей однозначно воспринимать объективно неоднозначные ситуации. Возникающая на основе образа мира в конкретной ситуации система апперцептивных ожиданий влияет на содержание восприятий и представлений, порождая иллюзии и ошибки восприятия, а также определяя характер восприятия неоднозначных стимулов таким образом, чтобы актуально воспринимаемое или представляемое содержание соответствовало целостному образу мира, структурирующим его смысловым структурам и вытекающим из него интерпретациям, атрибуциям и прогнозам относительно данной ситуации, а также актуальным смысловым установкам. “Психический образ действительности не просто находится в отношении подобия с воспринимаемым объектом, главная его особенность состоит в том, что он является “сколком” целостной, субъективно-окрашенной и пристрастной “картины мира — в присутствии Я””. Зная особенности восприятия человеком тех или иных сторон действительности или же односторонней интерпретации им объективно неоднозначных событий и ситуаций и приписывая причину этих особенностей или интерпретаций сложившемуся у него устойчивому образу мира, можно “вычислить” жизненные смыслы для него тех или иных людей, ситуаций и обстоятельств и на этой основе предсказать реальное поведение его в подобных обстоятельствах, которое внешне может не совпадать с поступками героев его рассказов. Этим и обусловлена диагностическая ценность Тематического апперцептивного теста.
Деятельностно-смысловой подход, как уже отмечалось, не противостоит интеракционистской объяснительной модели, а, напротив, хорошо с ней согласуется. Так, отмечено, что из теорий ДжАткинсона и Р. Фукса следует положение о том, что образы, в наибольшей мере отвечающие отношениям личности обследуемого, легче всего актуализируют мотивы. Вместе с тем эти подходы различаются по акцентам. Если интеракционистские модели значительно дальше продвинулись в формализованном описании, измерении и моделировании отдельных мотивационных систем, то деятельностно-смысловой подход способен дать более дифференцированное описание динамики смысловых процессов одновременно как в плане общих закономерностей их протекания, так и в плане переживаний внутреннего мира субъекта, совместить объяснительный и понимающий подход, номотетическое и идеографическое описание. Характерно, что анализируя направление развития интеракционизма в сторону его превращения в то, что они называют деятельностной теорией, основанной на идее интенциональности, Х.-Й.Корнадт и Х.Цумкли подчеркивают, что согласно этой парадигме человек не только действует в ситуации и соразмерно ситуации, но он вносит в любую ситуацию свои собственные субъективные интерпретации, оценки, мотивы и т.д. Тем самым в число важнейших детерминант действия входят, наряду с мотивами, в частности, когнитивные схемы и намерения, от которых зависит, как интерпретируется данная ситуация и в соответствие какому мотиву она ставится. Из этого следует, в частности, то, что традиционное требование объективности применительно к диагностическим методикам теряет смысл. Действительно, зачем формально унифицировать стимульный материал и ситуацию проведения, если они все равно имеют для разных испытуемых разный смысл? Напротив, следует предоставить испытуемым возможность эксплицировать присущие им когнитивные структуры, стили мышления, паттерны реагирования, а также мотивы, оценки и т.п. — все то, что реально участвует во взаимодействии индивида с ситуацией. Именно ТАТ является наиболее подходящей для этого методикой, открывающей “возможность выстроить индивидуальные классы ситуаций и связанных с ними деятельностей, и увязать их с личностными характеристиками названного типа”. При этом, однако, необходима разработка принципиально новых исследовательских процедур, связанная с некоторым движением назад от уже созданных высоко-стандартизированных версий ТАТ, обладающих хорошими психометрическими свойствами. Традиционная психометрика становится неприемлемой, так же как и традиционная теория проекции. Тематический апперцептивный тест, казавшийся сомнительным с точки зрения как одного, так и другого подходов, содержит, однако, богатые возможности для методической реализации новой интеракционистско-деятельностной парадигмы.

вернуться в начало
0/5 (0 отзывов)
Загрузка ...
Обучение психологов