НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНО – ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНО – ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
   По сравнению с гражданским судопроизводством психологическая сторона в уголовном процессе проявляется очень ярко. Это дела, связанные с привлечением к уголовной ответственности, решением вопросов о виновности обвиняемого. Однако без установления определенных обстоятельств психологической природы суду бывает крайне сложно, а порой и невозможно выполнить задачу по отправлению правосудия. Психологи нередко используются участниками процесса для оказания справочно-консультативной помощи. Такая деятельность обычно оформляется справкой, которая в последующем может быть приобщена к делу. Разновидностью оказания помощи следствию может стать и такой вид деятельности, как составление «психологического портрета разыскиваемого преступника» по данным психологического анализа собранных материалов уголовного дела.
   Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод. Предметом судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе являются закономерности и особенности протекания и структуры психических процессов (психической деятельности), имеющие юридическое значение и влекущие определенные правовые последствия.
   В зависимости от характера вопросов и юридического значения экспертных заключений в уголовном процессе можно выделить следующие виды судебно-психологических экспертиз.
   1. Экспертиза индивидуально-психологических особенностей (личности) обвиняемого (подсудимого) и их влияния на его поведение во время совершения инкриминируемых ему деяний. Данный вид экспертизы проводится в целях выяснения обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности лиц, которые впоследствии могут быть использованы судом для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.
   2. Экспертиза аффекта у обвиняемого (подсудимого) в момент совершения вменяемых ему действий. Данный вид экспертизы предусматривает определение состояния аффекта, т. е. Сильного душевного волнения в моменг совершения преступления, что имеет значение для квалификации тяжкий преступлений против личности.
   3. Экспертиза способности несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого) с отставанием в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. Неполная мера осознания и регулирование своих противоправных действий несовершеннолетним с отставанием в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством, служат основанием для его освобождения от уголовной ответственности.
   4. Экспертиза способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.
   5. Экспертиза способности потерпевшей (потерпевшего) по делу об изнасиловании понимать характер и значение совершаемых с ней (с ним) действий или оказывать сопротивление виновному. Имеет значение для судебной квалификации изнасилования или насильственных действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего). Беспомощным признается состояние, при котором потерпевшая (потерпевший) в силу физического или психического состояния не могла (не мог) понимать характер и значение совершаемых с ней (с ним) действий или оказывать сопротивление.
   6. Экспертиза психического состояния лица, окончившего жизнь самоубийством. Юридическим основанием данного вида экспертизы могут выступать две статьи УК РФ. Во-первых, это квалификация статьи (доведение до самоубийства), во-вторых, определение тяжких последствий, в число которых входит и самоубийство потерпевшей (потерпевшего), последовавшее в результате изнасилования, как обстоятельство, отягчающее ответственность.
   Данная классификация имеет важный практический смысл и направлена в первую очередь на определение групп вопросов, которые необходимо ставить перед экспертом при производстве экспертизы. В связи с этим приводим основные вопросы, предлагаемые для постановки на разрешение эксперта при производстве судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе.
   В теории судебной экспертизы выделяются три группы вопросов, которые могут быть поставлены эксперту при производстве экспертизы:
   1) вопросы, связанные с психическими свойствами и особенностями личности;
   2) вопросы, относящиеся к воздействию на психику различных условий и к связанным с ним состояниям человека в момент расследуемого события;
   3) вопросы, связанные с особенностями протекания психических процессов у данной личности.
   На разрешение эксперту может быть предложено множество вопросов, разнообразие которых зависит от особенностей рассматриваемого преступления. Однако следует выделить вопросы общего характера для приведенных выше видов судебно-психологических экспертиз.
   1. Какова общая психологическая характеристика испытуемого (темперамент, характер, склонности и т. д.)?
   2. Какие психические свойства личности имеют ярко выраженный характер и могут оказывать существенное влияние на его поведение (вспыльчивость, замкнутость и т. д.)?
   3. Каковы доминирующие мотивы в поведении данного лица?
   4. Какой вид памяти у испытуемого является преобладающим?
   5. Могло ли данное лицо, исходя из его индивидуально-психологических особенностей, воспринять определенный звук, свет, запах, скорость движения объекта?
   6. Имеются ли у испытуемого особенности, способные повлиять на объективность его показаний?
   7. Как могло повлиять психическое состояние субъекта в момент восприятия события на правильность восприятия, запоминания, воспроизведения фактов, имеющих значение для дела?
   8. Могло ли лицо предвидеть последствие своих действий?
   9. Мог ли обвиняемый, исходя из состояния его психики, сознавать значимость своих действий или руководить ими?
   Вышеперечисленные вопросы являются основополагающими при производстве экспертизы. Далее при постановке вопросов эксперту следователь исходит из особенностей испытуемой личности и криминалистической ситуации.
Поводы обязательного назначения СПЭ в уголовном процессе и постановка вопросов перед экспертом
   Перед назначением судебно-психологической экспертизы следует четко установить повод для ее назначения, т. е. выявить факты, свидетельствующие о необходимости проведения СПЭ.
   I. Умственная отсталость несовершеннолетнего обвиняемого. СПЭ может быть назначена только после проведения судебно-психиатрической экспертизы и при наличии в поведении лица отдельных психических проявлений, свидетельствующих о возможности его отставания в психическом развитии. При этом ни педагогическая запущенность, ни низкая успеваемость не являются показателями отставания в психическом развитии несовершеннолетнего.
   Признаками отставания в психическом развитии несовершеннолетнего являются:
   1) инфантильность поведения и мышления (несоответствие поступков и суждений возрастному уровню данного лица, их детскость), неспособность к самостоятельным умозаключениям;
   2) несоответствие мотивов содержанию и целям действий;
   3) нарушение в целенаправленности и критичности поведения;
   4) неспособность к социальной коррекции поведения. При наличии всех этих признаков или одного из них может быть вынесено постановление о проведении СПЭ, в котором должны быть поставлены конкретные вопросы примерно в такой формулировке.
   1. Имеются ли у данного лица отклонения от нормального для данного возраста уровня психического развития и в чем они выражаются?
   2. Можно ли на основе данных психологии сделать вывод о том, что имеющиеся у данного лица отклонения в психическом развитии препятствовали осознанию им полностью (или частично) значения своих общественно опасных действий?
   3. В какой мере лицо могло руководить своими действиями? Перед СПЭ нельзя ставить вопрос: нормальному уровню развития какого возраста соответствует фактическое развитие данного лица? Психическое развитие умственно отсталого несовершеннолетнего принципиально отличается от нормального.
   II. Выявление способности лица правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания. Следователь (судья) должен знать возможности СПЭ в этой области.
   СПЭ может установить индивидуальные особенности психики, уровень абсолютной и разностной чувствительности, особенности цветоощущений, объем восприятия, особенности восприятия времени, движения и пространственных качеств предметов и явлений (пропорции частей предметов, их пространственную ориентацию, размеры, форму, удаленность, особенности рельефа и т. д.), особенности звуковысотного различия и т. д.
   Способность давать правильные показания связана не только с индивидуальными особенностями ощущений и восприятия. Широкий диапазон индивидуальных различий имеют и память, и мышление, и воображение человека, такие особенности личности, как внушаемость, склонность к фантазированию.
   Резко индивидуализирован и процесс узнавания. Люди с повышенной внушаемостью склонны к ложному узнаванию, к различным внушаемым дополнениям к своим представлениям.
   В компетенцию СПЭ не входит установление влияния конкретных условий на возможности восприятия.
   Перед экспертом должны быть поставлены вопросы, связанные с выявлением у лиц конкретных психических аномалий, существенных для уголовного дела. Такими вопросами могут быть, например: имеются ли у данного лица резко выраженные отклонения в восприятии и понимании определенных явлений; обладает ли лицо повышенной внушаемостью; может ли слабое умственное развитие данного лица быть причиной искажений передаваемой им информации и т.п.
   Перед экспертом нельзя ставить вопросы, связанные с диагностикой ложности показаний (например, опознал человека в действительности предъявляемый объект или не опознал, соответствуют ли его показания действительным событиям). СПЭ не является экспертизой достоверности показаний. Установление истинности или ложности показаний — профессиональная задача следователя (но при этом, конечно, он должен обладать соответствующими психологическими знаниями).
   III. Установление или отрицание беспомощного состояния потерпевшей в связи с расследованием половых преступлений. (Это является квалифицирующим признаком данного состава преступления.) Состояние беспомощности имеет разные проявления и может быть вызвано разными причинами: общая физическая слабость, болезнь, алкогольное опьянение, отсутствие возможности свободного волеизъявления, малолетний возраст, неспособность правильно оценивать ситуацию и др.
   Перед судебно-психологической экспертизой в этих случаях могут быть поставлены два вопроса: 1) находилась ли потерпевшая в соответствующей ситуации в состоянии беспомощности;
2) могла ли потерпевшая, находясь в таком состоянии, сознавать характер и значение совершаемых с ней действий.
   Еще раз специально обращаем внимание, что не следует ставить вопрос: могла ли потерпевшая оказать сопротивление виновному? Несопротивляемость обстоятельствам не означает согласия с ними, их принятия. Беспомощность — это и есть состояние, исключающее возможность сопротивления.
   Непонимание характера совершаемых действий является одним из проявлений беспомощности. Оно может быть обусловлено рядом обстоятельств:
   1) хроническим психическим заболеванием;
   2) временным аномальным состоянием психики в момент совершения с потерпевшей полового акта (в связи с соматическим заболеванием, состоянием фрустации, аффекта, стресса);
   3) отставанием в психическом развитии;
   4) возрастными и личностными особенностями потерпевшей.
   Обстоятельства первого вида устанавливаются судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизой; обстоятельства второго вида — комплексной судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизой или медико-психологической экспертизой; обстоятельства третьего и четвертого видов — судебно-психологической экспертизой.
   Половая зрелость потерпевшей должна устанавливаться комплексной медико-психологической экспертизой.
   СПЭ может быть ограничена в отношении личностных особенностей обвиняемого. В этих случаях ставятся вопросы о наличии задержания в психическом развитии обвиняемого, о возможных акцентуациях его характера.
   IV. Поводом для проведения СПЭ в связи с аффектом является наличие признаков крайне повышенного и внезапно возникшего эмоционального перевозбуждения, проявившихся в преступном действии непосредственно за противоправными действиями потерпевшего.
   Взрывная импульсивность, конфликтность, неподчиненность действий сознательному контролю — основные критерии аффекта. Аффект возникает в результате воздействия сверхсильных раздражителей или в результате длительного накопления травмирующих воздействий при отсутствии в поведенческом фонде личности адекватных способов реагирования на эти воздействия. Аффект возникает в остроконфликтных ситуациях, при этом происходит дезинтеграция, распад сознания.
   Сужение сознания при аффекте связано с резким понижением способности человека сознательно руководить своими действиями. Закон, учитывая это, признает сильное душевное волнение обстоятельством, смягчающим ответственность или обстоятельством, влияющим на квалификацию состава преступления.
   Для определения состояния аффекта перед экспертом ставится один вопрос: находилось ли лицо в момент совершения определенных действий (описание этих действий) в состоянии физиологического аффекта?
   Поскольку физиологический аффект (как, впрочем, и другие психические состояния) нельзя воспроизвести повторно, его экспертное исследование осуществляется посредством ретроспективного анализа и анализа остаточных, следовых явлений.
   Предоставляемые эксперту-психологу материалы уголовного дела должны быть достаточными для:
   1) анализа личностных особенностей обвиняемого;
   2) определения причин возникновения аффекта;
   3) определения начального момента возникновения данного эмоционального состояния в ситуации взаимодействия обвиняемого с потерпевшим;
   4) реконструкции динамики развития и угасания данного состояния.
Поводы факультативного (необязательного) назначения СПЭ в уголовном процессе

   Наряду с рассмотренными четырьмя группами поводов обязательного назначения СПЭ М.И. Еникеев  выделяет три группы факультативных (необязательных) поводов назначения СПЭ.   
I. Установление авторства письменного документа по психологическим особенностям (психолого-лингвистическая экспертиза). Письменные документы являются одним из объектов исследования в судопроизводстве. Может быть назначена не только почерковедческая, но и психолого-лингвистическая экспертиза.
   Письменный документ может быть составлен лицом не по своей воле, а по принуждению — под диктовку другого лица. При этом документ несет в себе «следы психики» данного лица, признаки его личностных речевых особенностей.
   Экспертиза таких признаков осуществляется экспертами-психолингвистами (или совместно психологами и филологами). В процессе исследования выявляются позиции, ориентации, доминирующая направленность автора письменного текста, его эмоционально-выразительные и семантико-стилистические особенности (характер содержания текста, его лексические и стилистико-конструктивные особенности, социальные, возрастные, национальные, региональные признаки).
   В речи проявляется уникальный, индивидуальный своеобразный комплекс психических особенностей индивида — вербальный стереотип. Перед психолингвистической экспертизой могут быть поставлены вопросы не только об авторстве письменного документа, но и об авторстве речи, записанной на магнитную пленку.
II. Установление непатологического психического состояния лица, предрасполагающего к самоубийству. В соответствии с уголовным законом покушение человека на лишение жизни самого себя не влечет уголовной ответственности. Но лица, виновные в доведении человека до самоубийства, несут строгую уголовную ответственность.
Основными признаками состава этого преступления являются: зависимость потерпевшего от обвиняемого (подозреваемого);
жестокое обращение с ним; систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего, а также систематическая травля, клевета.
   Самоубийство (суицид) — чрезвычайный, трагический акт в жизнедеятельности человека, при котором травмирующие психику обстоятельства по своей силе превосходят даже самый сильный человеческий инстинкт — инстинкт самосохранения.
   Самоубийства совершаются на фоне двух разновидностей остроконфликтных психических состояний: на фоне глубокой депрессии, обусловленной крушением основных личностных ценностей, утратой смысла жизни, субъективно трактуемой безвыходностью положения, или в результате внезапно возникшего аффекта, фрустации, связанных с личностно-аварийной ситуацией.
   Суицид может быть вызван и длительным накоплением отрицательных эмоций в крайне неблагоприятных условиях жизни, в результате психопатизации личности (в этих случаях назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза).
   Изучение психического состояния личности в случаях завершенного самоубийства крайне затруднено. Оно оценивается в комплексе имеющихся по делу обстоятельств.
III. Расследование происшествий, связанных с использованием техники (автотранспортных, авиационных, железнодорожных, водно-транспортных происшествий, аварий на производстве). Резюмируя основные поводы назначения судебно-психологической экспертизы, автор выделил следующие обстоятельства, являющиеся основанием для назначения и проведения психологической экспертизы при вменяемости обвиняемого (подозреваемого), свидетеля, потерпевшего:
   • отставание в уровне психического развития от возрастной нормы;
   • перенесенные или имеющиеся психические заболевания и состояния;
   • перенесенные или наличные соматические заболевания, особенно инфекционные, хронические или неизлечимые;
   • присутствие в чертах личности особенностей, свидетельствующих об особой неуравновешенности, эмоциональности или афессивности, странностях в таких психических процессах, как восприятие, воображение, внимание, запоминание или воспроизведение, мышление;
   • асоциальное поведение потерпевшего, провоцирующее на совершение преступления; наличие отдельных признаков, предполагающих возможность сильного душевного волнения правонарушителя;
   • непонимание или ненадлежащая оценка социальной и нравственной сущности и значимости своих действий;
   • сомнения в правдивости, исходя из личности свидетеля и потерпевшего и характера ситуации, данных показаний;
   • несоответствие установленных мотивов преступления характеру содеянного;
   • сомнение в подлинном авторстве письменного текста;
   • сомнение в мотивах самоубийства, инсценировки самоубийства.
   Указанные обстоятельства являются объективными, т. е. существующими реально и вне зависимости от субъекта правоохранительной деятельности. Однако они должны быть восприняты этим субъектом (следователем, прокурором, судьей и др.), проанализированы и оценены именно как основания для назначения экспертизы. Здесь сказываются уровень теоретических знаний, личный, профессиональный и жизненный опыт субъекта правоохранительной деятельности, позволяющие определить адекватность действий личности характеру ситуации.
   Кроме того, можно выделить следующие поводы к назначению психологической экспертизы:
   • необычность и причудливость мотивации поведения обвиняемого, свидетеля, потерпевшего;
   • резкое отличие поведения этих лиц от традиционного поведения представителей данной возрастной и половой группы;
   • несоответствие характера поведения целям и мотивам преступления, ситуации;
   • «духовная глухота» правонарушителя, свидетеля или потерпевшего;
   • явно неблагоприятные условия окружающей среды, в которой длительное время находился правонарушитель (особенно несовершеннолетний);
   • резко выраженные характерологические особенности объекта (чрезмерная вялость или активность, замкнутость или эйфория, застенчивость или бесстыдство и др.);
   • необычность поведения субъекта в момент совершения преступления, странности во внешнем облике, мимике, жестикуляции, пантомимике, телодвижениях;
   • данные, свидетельствующие об аккумуляции эмоциональных возбуждений или переживаний, и др.
   Следователь или суд, назначившие судебно-психологическую экспертизу, ставят цель получить максимально исчерпывающие сведения по интересующим их вопросам. В этой связи возникает проблема пределов и возможностей судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе. Исходя из возможностей психологической науки и существующей в уголовном процессе практической потребности в специальном психологическом знании судебно-психологическая экспертиза в этом виде производства может устанавливать:
   • способность обвиняемого, свидетеля, потерпевшего правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания в меру своих индивидуально-психологических и возрастных особенностей, состояния умственного развития;
   • наличие или отсутствие у субъекта в момент совершения противоправных действий состояния физиологического аффекта или других эмоциональных состояний, способных существенно влиять на его сознание и поступки;
   • способность потерпевших от половых преступлений правильно воспринимать характер и значение совершаемых с ними действий;
   • способность несовершеннолетних обвиняемых, страдающих умственной отсталостью, не связанной с психическими заболеваниями, полностью осознавать и отдавать себе отчет в совершаемых действиях и возможность руководить ими;
   • возможность возникновения различных психических явлений, препятствующих нормальному осуществлению профессиональных функций (в авиации, автомобильном и железнодорожном транспорте, в работе оператора АСУ на производстве и др.);
   • наличие или отсутствие у лица в период, предшествующий смерти, психического состояния, предрасполагающего к самоубийству.
   Кроме психологических особенностей личности, проявившихся в связи с совершенным преступлением, судебно-психологическая экспертиза может устанавливать психологическую сторону самого события преступления, прежде всего — психического отношения лица к совершаемому им преступлению, его мотивы и цели, потребности и уровень притязаний и их проявление в совершенном преступлении. В качестве обобщения еще раз перечислим их:
   7. Определение способности обвиняемого, свидетеля, потерпевшего правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания. В данном случае речь идет об определении субъективных особенностей восприятия, запоминания, сохранения и воспроизводства информации у обвиняемых, свидетелей и потерпевших. Обычно у следователя и суда не возникает потребности в экспертном установлении таких особенностей; противоречия между показаниями отдельных лиц и другими собранными по делу доказательствами устраняются, как правило, процессуальными или тактическими средствами. Если это невозможно, то прибегают к помощи экспертов.
   Оценка следователем, судом или экспертом показаний обвиняемых, свидетелей и потерпевших предполагает учет особенностей процессов их формирования, в который входят: получение, накопление и обработка информации; ее запечатление и переработка; воспроизведение, словесное оформление и передача.
   СПЭ может установить специфику каждого из названных этапов, влияние его на конечный результат — информацию, переданную следователю и суду. Так, способность правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства может сочетаться с неспособностью их сохранить; правильность запечатления информации — с неадекватным ее вербальным оформлением и т. п. В отдельных случаях экспертиза может установить принципиальную способность либо неспособность обвиняемого, свидетеля, потерпевшего правильно воспринимать те или иные обстоятельства и давать о них показания.
   На объеме и полноте запоминаемой обвиняемым, свидетелем, потерпевшим информации сказываются: понимание происходящего, эмоциональная реакция, время восприятия события, состояние здоровья и др. В воспроизведении информации отражаются не только моменты, значимые для запоминания, но и уровень культуры, образованность, социальная ориентированность, отношение к расследованию, обвиняемому, потерпевшему и др. Особенно ярко это проявляется в показаниях несовершеннолетних и малолетних свидетелей и потерпевших в виде склонности к фантазированию, конформизма, невозможности словесно четко и полно воспроизвести наблюдаемое. При оценке показаний этих лиц суду и следователю нужна помощь психологов, способных ответить на вопросы: мог ли обвиняемый, потерпевший, свидетель правильно воспринимать важные для дела обстоятельства; может ли он давать правильные показания по делу; обладает ли повышенной склонностью к фантазированию; имеются ли у него признаки повышенной внушаемости;
обладает ли данное лицо абсолютной или сниженной чувствительностью анализаторов, чтобы воспринимать конкретные обстоятельства, события и т.д.
   Судебно-психологическая экспертиза, проводимая с целью установления способности правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания, не является экспертизой достоверности показаний. Вопрос о достоверности или недостоверности показаний решается судом и следователем.
   2. Определение наличия или отсутствия у лица физиологического аффекта и иных эмоциональных состояний в момент совершения им преступления. В психологии и психиатрии выделяют, как отмечалось, аффекты трех видов: физиологические, физиологические на патологической основе и патологические. Патологический аффект — это эмоциональный взрыв, при котором человек не в состоянии управлять своими действиями и давать себе отчет в собственных поступках вследствие того, что его сознанием овладевает какая-нибудь одна сильно эмоционально окрашенная идея (например, невыносимая обида, непоправимое горе). В этом случае конечная двигательная реакция определяется только этой идеей, а не является результатом всего содержания сознания. При патологическом аффекте наступает помрачение сознания с последующей амнезией всего или почти всего, что имело место.
   Физиологический аффект — это эмоциональная вспышка, сопровождающая различные эмоциональные переживания и дезорганизующая сознательный контроль субъекта над своими действиями. Для данного аффекта в связи с его быстротой, силой возникновения и кратковременностью протекания характерны существенное ограничение интеллектуальных и волевых процессов, сужение сознания, нарушение целостного восприятия окружающего. Физиологический аффект может возникнуть как у человека с нормальным развитием психических процессов и явлений, так и у лиц с отклонениями от нормы в психическом развитии, например у психопатов, неврастеников и др. В первом случае мы будем иметь дело с простым физиологическим аффектом, во втором — с физиологическим аффектом, возникшим на патологической почве (психопатия, неврастения и др.).
   Физиологический аффект должна устанавливать психологическая экспертиза, а патологический и физиологический аффект на патологической основе — комплексная психолого-психиатрическая. Чтобы установить, имел ли место аффект, и определить его вид, следователь или суд могут прибегнуть к помощи судебно-психологической экспертизы (простой или комплексной).
   3. Определение способности потерпевших от половых преступлений правильно воспринимать характер и значение совершаемых с ними действий. Как показала практика, судебно-психологическая экспертиза может иметь чрезвычайно важное значение в делах о сексуальных преступлениях. Так, в ст. 117 УК РСФСР 1960 г. указывалось, что изнасилованием является не только половое сношение с применением физического насилия или угрозы, но и использование беспомощного состояния потерпевшей. В соответствии с постановлением пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. «О судебной практике об изнасиловании» беспомощным состоянием следует считать физические недостатки, малолетний возраст, расстройство душевной деятельности и иные болезненные состояния, в силу которых потерпевшая не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивления виновному, который понимал, что потерпевшая находится в беспомощном состоянии.
   Непонимание характера совершаемых действий может иметь место:
   1) вследствие хронического психического заболевания и болезненного состояния психики в момент совершения с потерпевшей полового акта (если эта болезнь или болезненное состояние препятствовали ей понимать происходящее);
   2) в силу возрастных особенностей потерпевшей;
   3) при отставании в психическом развитии (дебильность в нижних границах, педагогическая запущенность и др.).
   В первом случае непонимание потерпевшей сексуальных действий следует устанавливать с помощью психиатрической экспертизы, при наличии дебильности — с помощью комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Педагогическая запущенность потерпевшей устанавливается с помощью судебно-психологической экспертизы
   Невозможность оказания сопротивления насильнику может быть связана с непониманием сущности преступного посягательства, с частичным или- полным неосознанием происходящего. Кроме того, препятствием для оказания сопротивления насильнику, кроме физических моментов (физическая слабость, соматическая болезнь и др.), могут выступать и психологические факторы (страх, стресс, фрустрация, постаффективное состояние и др.).
   Вопросы о возможности оказания сопротивления насильнику также могут быть поставлены на разрешение судебно-психологической, или комплексной психолого-психиатрической, или медико-психологической экспертизы.
   Проведение психологической экспертизы необходимо и для установления беспомощности потерпевшей в момент совершения преступления. Беспомощность определяют по объективным и субъективным показателям. Объективные показатели — это малолетний возраст потерпевшей (до 14 лет), перенесенные или наличные психические и соматические заболевания, мешающие ей понять происходящее и оказать сопротивление, другие психические и физические состояния. Для установления этих объективных особенностей может быть проведен ряд экспертиз, в том числе и судебно-психологическая (в данном случае речь идет о комплексных психолого-психиатрических и медико-психологических экспертизах), с помощью которой можно установить, как перенесенные или наличные физические или психические заболевания сказались на возможности потерпевшей понимать совершаемые с нею деяния. Психолого-психиатрическая экспертиза должна проводиться в отношении лиц, перенесших психические болезни или болеющих психическими болезнями, а также в отношении лиц с диагнозом олигофрения на стадии дебильности.
   Специальные психологические знания могут быть использованы и по другим, кроме изнасилования, категориям дел. В частности, с помощью комплексной медико-психологической экспертизы должна устанавливаться половая зрелость потерпевшей. В соответствии с действующими Правилами судебно-медицинской акушерско-гинекологической экспертизы определяющими показателями половой зрелости являются биологические признаки организма, свидетельствующие о готовности к функции материнства. Отмененные Правила 1934 г. включали, кроме биологических, и психологические признаки половой зрелости (достижение должной степени умственного развития, способности к воспитанию детей), и это, на наш взгляд, было правильно.
   Применение лишь биологических критериев определения половой зрелости ведет к тому, что в случаях, когда несовершеннолетняя потерпевшая по своему умственному развитию не могла полностью понимать характер и значение совершаемых с ней действий, действия виновного квалифицировались как изнасилование, совершенное с использованием беспомощного состояния потерпевшей.
   Представляется, что здесь понятие «беспомощное состояние» толкуется расширительно; указанное состояние включает в себя неспособность, невозможность руководить своим сознанием и поведением, мобилизовать физические и психические усилия для преодоления препятствий, осуществления целенаправленной деятельности. При таком подходе только невменяемая потерпевшая заведомо является находящейся в «беспомощном состоянии». В случаях половых сношений с лицами, не достигшими 18 лет и не полностью понимающими характер, значение и последствия совершаемых с ними действий, такие лица на основании комплексной медико-психологической экспертизы должны признаваться не достигшими половой зрелости, а виновные — отвечать по ст. 131 УК РФ.
   4. Определение способности несовершеннолетних обвиняемых, страдающих умственной отсталостью, не связанной с психическими заболеваниями, полностью осознавать и отдавать себе отчет в своих действиях. Как известно, нести уголовную ответственность может лишь лицо, достигшее установленного в законе возраста. Определяя возрастную градацию, законодатель исходит из того, что, достигнув указанного возраста, лицо в достаточной мере может сознавать характер своих действий, предвидеть их результаты и руководить ими. Невозможность осознавать свои действия или невозможность руководить ими является основанием для признания лица невменяемым и непривлечения его за совершенное к уголовной ответственности. Однако между полярными состояниями вменяемости и невменяемости имеется ряд промежуточных состояний, особенно характерных для несовершеннолетних, где наряду с нормальным развитием личности могут иметь место процессы акселерации или ретардации, определяющие ускоренное или замедленное физическое и психическое развитие личности, т.е. отклонение от нормы в ту или иную сторону.
   Осознание несовершеннолетним своих действий включает в себя правильное понимание им объективного содержания собственного поведения, целей совершаемых действий, предвидение прямых и косвенных последствий, оценку собственного поведения с точки зрения действующих в обществе социальных норм, в первую очередь права и морали. Способность руководить собственными действиями выражается в возможности свободно выбирать цели действий, способы, с помощью которых они достигаются. Способность полностью осознавать характер и значение своих действий, возможность руководить ими приобретается человеком в процессе достижения им высокого уровня интеллектуального развития, зрелости личности и одновременно является показателем состояния психического развития.
 

Читайте далее:
0/5 (0 отзывов)
Обучение психологов