СПЕЦИФИКА И ПОРЯДОК НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

СПЕЦИФИКА И ПОРЯДОК НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
 

          Наряду с возрастанием роли количественных методов в обработке информации нередко ее анализ и оценка могут быть лишь результатом суждений, мнений лиц, обладающих глубокими профессиональными познаниями. И в теории, и в практике сегодня признается необходимость в сложных, проблематичных ситуациях прибегать к оценкам специалистов-экспертов.
        Экспертиза проводится, как правило, в особых, экстраординарных случаях, когда познаний лиц, ответственных за принятие решений в сфере социального и производственного управления, судопроизводства, образования бывает недостаточно. Специфическими обстоятельствами, при которых целесообразно назначить экспертизу, могут быть следующие:



  • необходимость получения объективного, незаинтересованного решения;

  • конфликтная ситуация в сфере управления, осуществление властных полномочий, наличие спорных позиций по одному и тому же вопросу, когда необходимо мнение незаинтересованного специалиста;

  • потребность решить проблемы, находящиеся на стыке различных отраслей науки и техники;

  • когда границы проблемы шире границ суммарного знания;

  • когда об этом указывается в законе или подзаконном акте.

  Использование экспертизы для решения специальных задач базируется на ряде принципов, основные из которых таковы:

  • экспертные оценки должны быть получены от признанных в определенной области знаний специалистов, в максимально систематизированной форме, дающей возможность их обобщения;

  • для получения суждений экспертов в максимально систематизированной форме необходимо поставить перед ними четко сформулированную задачу;

  • выбор экспертов, постановка перед ними задач, обобщение их суждений должны основываться на определенной методике.

 

 

Компетенция судебно-психологической экспертизы
 

   Компетенция судебно-психологической экспертизы определяет рамки задаваемых эксперту вопросов, границы разрешаемых им ситуаций и строго ограничена законом. В частности, эксперт-психолог решает вопросы, заданные ему следователем в постановлении, и не вправе выходить за рамки этих вопросов. В некоторых случаях необходима постановка дополнительных вопросов для разрешения какой-либо возникшей ситуации, тогда эксперт имеет право запросить следователя (лицо, ведущее дознание) дополнить постановление, а в отдельных случаях — назначить дополнительную либо повторную экспертизу. Закон, ограничивая компетенцию эксперта, тем самым устанавливает рамки решаемых им вопросов.
   С точки зрения развития науки психологии и других смежных наук (психиатрии, педагогики и т.п.) компетенция эксперта-психолога ограничивается степенью развития научной мысли, последними научными разработками. Для наиболее полного и объективного заключения эксперт должен ознакомиться с материалами дела (уголовного или гражданского), но в этом он может быть ограничен. Если лицо, ведущее дознание, предоставляет не весь необходимый материал, то эксперт вправе потребовать доступа ко всей необходимой ему информации.
   С позиции иных отечественных психологов компетенция психологической экспертизы включает разрешение вопросов о достоверности показаний свидетеля, подозреваемого и т.д. Некоторые ученые полагают, что компетенция психологической экспертизы ограничивается лишь разрешением вопросов аффекта (психологического) и выяснением факта, могло ли лицо осознавать характер действий, совершаемых им или над ним в случаях экспертизы жертв изнасилования.
   На наш взгляд, под компетенцией психологической экспертизы следует понимать совокупность поставленных перед экспертами задач, их возможностей и полномочий.
   Пределы компетенции психологической экспертизы ограничены, с одной стороны, возможностями психологии в целом и ее конкретной отрасли, с другой — нормативным урегулированием статуса экспертизы и эксперта в конкретной сфере. Возможно также ограничение компетенции экспертизы полномочным должностным лицом или органом.  Нормативные акты, регулирующие назначение и производство экспертизы, рассчитаны на широкое число случаев и являются универсальными. Так, в уголовном, гражданском, административном процессах действующие нормы регулируют назначение и проведение любой экспертизы, не выделяя психологическую.
   Препятствием в деятельности экспертизы может явиться и воля субъекта, ее назначившего, поскольку он может оказаться недостаточно подготовленным в области психологии, слабо представляющим себе ее возможности и методы. С этим также бывает связана нечеткая, неточная формулировка вопросов и задач, которые ставятся перед экспертом. Последний, безусловно, должен подчиняться действующим нормам, особенно в том, что касается характера его взаимоотношений с субъектом, назначившим экспертизу, требований к итоговому документу экспертного исследования и т. д.
   Эксперт, проводящий психологическую экспертизу, не может вмешиваться в деятельность органа или должностного лица, назначившего экспертизу, однако он не должен быть и слепым орудием в их руках. Установив, например, что вопрос перед ним поставлен неправильно, узко, эксперт может обратиться к заинтересованному субъекту за уточнениями, чтобы провести исследование исходя из сегодняшних возможностей психологической науки.

   Судебно-психологическая экспертиза широко применяется в практике правоохранительных органов, однако вопрос ее компетенции до сих пор дискутируется как в юридической, так и в психологической литературе. В одной из первых публикаций, посвященных данной проблеме, указывалось, что судебно-психологическая экспертиза должна проводиться для установления:
   • состояния сильного душевного волнения;
   • уровня интеллектуального развития несовершеннолетнего;
   • возможности субъекта давать правильные показания в силу своих индивидуальных особенностей.
   Плодотворные исследования в области теории и методики судебно-психологической экспертизы предприняты совместно психологами и юристами под руководством А.Р. Ратинова в секторе психологических проблем борьбы с преступностью института Прокуратуры России, в частности по вопросам судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних. В 1971 г. М.М. Коченов подготовил информационно-методическое письмо «Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних», где наряду с рассмотрением процессуальных вопросов судебно-психологической экспертизы анализировались вопросы ее компетенции. К компетенции простой психологической экспертизы автор относит:
   • исследование уровня умственного развития несовершеннолетнего;
   • изучение особенностей его личности и той ситуации, в которой совершались противоправные действия;
   • установление наличия физиологического аффекта;
   • определение особенностей познавательных процессов;
   • выявление признаков умственной отсталости, не связанной с душевным заболеванием;
   • установление способности полностью осознавать значение своих действий и полностью руководить ими;
   • определение наличия в период, предшествующий совершению преступлений, конфликтных переживаний, способных влиять на поведение;
   • установление возрастных или индивидуальных особенностей у несовершеннолетнего, способных повлиять на объективность его показаний.
К   компетенции   медико-психологической   экспертизы М.М. Коченов относит установление:
   • психологических последствий наличного или перенесенного соматического заболевания;
   • наличия признаков умственной отсталости или иных психических особенностей, вызванных перенесенными соматическими заболеваниями;
   • способности несовершеннолетнего при наличии у него психических особенностей осознавать значение своих действий и руководить ими.
Психолого-психиатрическая   экспертиза,   по   мнению М.М. Коченова, имеет своей компетенцией установление:
   • наличия психического заболевания у несовершеннолетнего (олигофрения на стадии дебильности, психофизический инфантилизм);
   • особенностей умственной деятельности, которые могли препятствовать сознанию им значения вменяемых ему действий;
   • наличия у несовершеннолетнего личностных особенностей, которые могли помешать ему руководить своими действиями в конкретной ситуации совершения правонарушения. Автор относит умственную отсталость, вызванную сенсорной недостаточностью, длительными или хроническими заболеваниями, к компетенции медико-психологической экспертизы.
   В более поздних работах М.М. Коченов расширил круг вопросов, относящихся к компетенции судебно-психологической экспертизы, полагая, что эта экспертиза может устанавливать:
• способность обвиняемого, свидетеля и потерпевшего (с учетом индивидуально-психологических и возрастных особенностей, состояния умственного развития) правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания;
• способность потерпевших от половых преступлений правильно воспринимать характер и значение совершаемых с ними действий;
• способность несовершеннолетних обвиняемых, страдающих умственной отсталостью, не связанной с психическими заболеваниями, полностью осознавать значение своих действий и руководить ими;
• наличие или отсутствие у субъекта в момент совершения противоправных действий состояния физиологического аффекта (внезапно возникшего сильного душевного волнения);
• возможность возникновения различных психических явлений, препятствующих нормальному осуществлению профессиональных функций (в авиации, автомобильном и железнодорожном транспорте, в работе оператора автоматизированных систем и т. п.);
• наличие или отсутствие у лица в период, предшествующий смерти, психического состояния, предрасполагающего к самоубийству.
   Впоследствии ученый добавил к приведенному выше перечню: диагностику индивидуально-психологических особенностей (например, повышенная внушаемость, импульсивность, подражательность, ригидность и т. п.), способных существенно влиять на поведение субъекта; установление наличия ведущих, упрочившихся мотивов поведения человека и мотивации конкретных поступков как важных психологических обстоятельств, характеризующих личность.
   Надо скачать, что вопрос о компетенции судебно-психологической экспертизы в специальной литературе до сих пор однозначно не решен. К компетенции психологической экспертизы в сфере действия прав, на наш взгляд, следует отнести разрешение любых психологических вопросов, интересующих следователя, суд, орган дознания, другого уполномоченного субъекта и имеющих значение для дела. Все эти вопросы касаются психических процессов, явлений и свойств психической деятельности человека и влияющих на нее объективных и субъективных факторов.
   Возражения, основанные на том, что исследования психолога якобы будут сковывать внутреннее убеждение юриста, что вопросы причин и мотивации поступков относятся к компетенции суда, следователя, другого полномочного органа, не могут быть признаны убедительными.
   Эксперт-психолог не подменяет собой суд или другой орган. Имея один и тот же объект анализа, они имеют разные предметы исследования и пользуются разными методами.

 

Порядок назначения судебно-психологической экспертизы
 

   Юридическим основанием производства судебно-психологической экспертизы является постановление лица, производящего дознание, следователя, прокурора или судьи либо определение суда (судьи и двух народных заседателей). Иные письменные документы или устные распоряжения не могут служить основанием для проведения экспертизы. В постановлении (определении) о назначении экспертизы обязательно должно указываться обоснование ее назначения. Особенно аргументированными должны быть доводы лица (органа), назначившего комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, поскольку из обоснования должно быть ясно, почему в данном конкретном случае возникает необходимость в использовании как психиатрических, так и психологических специальных познаний.
   Кроме того, в постановлении (определении) должны содержаться и другие сведения: кто и когда вынес постановление (определение); фамилия эксперта или наименование учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертами, и материалы, предоставляемые в распоряжение экспертов. Вопросы, поставленные перед экспертом-психологом, не должны выходить за рамки его профессиональной компетентности. В качестве источников информации, предоставленных в распоряжение эксперта, обычно указывают: подэкспертное лицо; уголовное дело; приобщенную к делу медицинскую документацию. Это не исключает того, что в необходимых случаях могут быть предоставлены и другие материалы, имеющие значение для производства судебно-психологической экспертизы и приобщенные к уголовному делу: продукты творчества (рисунки, литературные произведения) подэкспертного, письма, дневники, видеозаписи следственного эксперимента, допросов и т.п.
   Назначение судебно-психологической экспертизы предъявляет особые требования к органу, ведущему производство по делу, при сборе необходимых для экспертизы материалов. В частности, данные о личности подэкспертного лица не должны ограничиваться характеристиками с мест работы и жительства, которые часто являются формальными. Желательно собрать полные биографические данные (наследственность, особенности воспитания в семье, успеваемость и взаимоотношения в учебных заведениях), сведения об отношении к семье, работе, сослуживцам, друзьям, к самому себе, о поведении, об особенностях реагирования в экстренных ситуациях.
   Ходатайствовать о назначении судебно-психологической экспертизы может само лицо, нуждающееся в экспертизе (обвиняемый, свидетель, потерпевший), а также его представитель (защитник обвиняемого, законный представитель потерпевшего). Ходатайство можно заявлять перед тем органом, в производстве которого находится уголовное дело, и оно должно быть обоснованным. Орган, ведущий производство по уголовному делу, вправе и по собственному усмотрению, при отсутствии ходатайств, прийти к выводу о назначении экспертизы (при предварительном расследовании уголовного дела – это дознаватель, следователь, прокурор; при судебном разбирательстве — это судья или суд в коллегиальном составе).
   Следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы (за исключением случаев, когда его психическое состояние делает это невозможным) и разъяснить его права. Обвиняемый вправе заявить отвод эксперту-психологу, просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц, представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта, ознакомиться с заключением эксперта. Следователь может удовлетворить ходатайство обвиняемого и изменить или дополнить свое постановление о назначении экспертизы либо отказать в ходатайстве, вынеся соответствующее Постановление, объявляемое обвиняемому под расписку.
   Как показывает опыт, судебно-психологическую экспертизу в отношении лица, совершившего правонарушение, в уголовном деле целесообразно проводить после предъявления обвинения или перед составлением обвинительного заключения, т. е. в конце расследования, в гражданском — во время подготовки дела к слушанию. В административном процессе указанная экспертиза может назначаться во время разбирательства дела. Раннее назначение экспертизы, когда еще не собраны основные доказательства, не выявлены участники события правонарушения, может оказаться преждевременным, а сама экспертиза — неполной. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством следователь может присутствовать при производстве любой назначенной им экспертизы, в том числе и судебно-психологической. Гражданско-процессуальное законодательство предусматривает возможность проведения судебно-психологической экспертизы в суде или вне суда, если это необходимо для характера экспертного исследования.
   Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы в суде имеет ряд особенностей. В уголовно-процессуальном законе нет четкого определения порядка вызова эксперта в суд, кроме случаев, когда эксперт принимал участие в деле на предварительном следствии. В гражданско-процессуальном законодательстве предусмотрен вызов участников процесса извещениями и повестками. На практике имеет место как полупроцессуальный, так и процессуальный порядок вызова экспертов-психологов. В случаях, когда судья или суд предполагает необходимость проведения судебно-психологической экспертизы, то в стадии предания обвиняемого суду или подготовки дела к слушанию в постановлении или определении судьи такой вызов может быть специально оговорен. В подготовительной стадии судебного разбирательства может быть вынесено определение о назначении экспертизы и допуске к судебному разбирательству, а во время судебного следствия, судебного разбирательства — другое определение о постановке перед экспертами-психологами вопросов. Вопросы могут ставиться в первом определении, а во втором — уточняться и дополняться.
  Проведение судебно-психологической экспертизы в суде, с одной стороны, имеет ряд преимуществ по сравнению с проведением ее в ходе предварительного следствия или дознания. В суде эксперт-психолог является участником непосредственного разбирательства. Он может выяснять, уточнять важные для него обстоятельства, участвовать в исследовании доказательств, в допросах, очных ставках, осмотрах и т. д., требовать вызова новых лиц, сбора новых доказательств и т. п. С другой стороны, при проведении экспертизы в суде или во время разбирательства дела эксперты-психологи существенно ограничены во времени. Это сказывается на выборе методик экспертного обследования, интерпретации полученных данных, на качестве заключения экспертизы.
   Важным моментом в назначении судебно-психологической экспертизы является выбор экспертов. Судебно-психологическую экспертизу может проводить экспертная комиссия в составе не менее двух-трех специалистов. Предпочтение в привлечении в качестве экспертов следует отдавать научным и научно-педагогическим работникам, лицам, имеющим базовое психологическое образование или работающим в области психологии в учебных или научно-исследовательских учреждениях не менее 5 лет и имеющим научные публикации по психологии. В экспертной комиссии необходимо участие специалиста по судебной психологии; им может быть преподаватель по этой дисциплине в юридическом вузе или работающий в данной отрасли сотрудник НИИ.
   При назначении экспертизы в экспертном учреждении следователь или суд направляет туда постановление (определение) и материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта. На основании постановления (определения) руководитель экспертного учреждения поручает производство экспертизы одному или нескольким сотрудникам этого учреждения, которые и обязаны провести экспертное исследование и дать свое заключение. В экспертном заключении делается отметка о разъяснении прав и обязанностей и о предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
   Если экспертиза проводится вне экспертного учреждения, то следователь или суд после выяснения личности, специальности и компетентности психолога, которому поручается экспертиза, вручает эксперту постановление (определение), разъясняет права и обязанности, предупреждает об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О выполнении этих действий следователь делает отметку в постановлении о назначении экспертизы, которая удостоверяется подписью эксперта.
   В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин полагают, что назначение экспертизы согласно процессуальным действиям обязательно оформляется специальным письменным актом: на предварительном следствии — постановлением, а в процессе судебного рассмотрения дела — определением суда.
   В следственной практике выработался определенный стереотип постановления о назначении экспертизы. Оно состоит из трех частей' вступительной (вводной), описательной и резолютивной.
   Во вступительной части указывается, когда (год, месяц, число), где (населенный пункт), кто (должность, классный чин или звание, фамилия, инициалы) составил постановление и по какому уголовному делу (наименование расследуемого факта либо фамилия обвиняемого и статья УК, по признакам которой возбуждено дело).
   В описательной части постановления кратко излагаются обстоятельства дела и основания для назначения экспертизы, в частности необходимость установления определенных фактов, проверки и точной оценки имеющихся доказательств, особенно при их противоречивости. В конце описательной части делается ссылка на статьи закона, в соответствии с которыми назначается экспертиза.
   В резолютивной части указывается, экспертиза какого вида назначается и кому поручается (экспертное учреждение либо конкретный эксперт), формулируются вопросы эксперту. В случае необходимости судебно-психологического анализа конкретных результатов деятельности (текстов, фото-, аудио-, кино-, видеоматериалов) перечисляются также подлежащие исследованию объекты, включая сравнительные образцы.
   К вопросам, которые ставятся перед экспертом, предъявляются следующие требования.

   1. Вопросы не должны выходить за пределы специальных знаний сведущего лица, которому поручается производство экспертизы. Например, перед экспертом-психологом недопустимо ставить вопросы, решаемые на основе специальных знаний из других отраслей науки или техники.

   2. Задаваемые эксперту вопросы не должны носить правового характера. Имеются в виду вопросы о наличии состава преступления, виновности или невиновности определенного лица, форме его вины, которые решаются следователем и судом на основе имеющихся в деле доказательств.

   По общему правилу оценка каких-либо действий с правовой точки зрения, с учетом определенных правовых норм, является прерогативой следователя и суда. Исключение делается только для норм технического содержания (например, правил техники безопасности), уяснение которых требует специальных знаний, выходящих за пределы профессиональной подготовки следователей и судей.

   Постановка перед экспертом вопросов о соответствии определенных действий таким правилам вполне правомерна. Вместе с тем перед экспертом нельзя ставить вопросы, касающиеся соблюдения несложных технических правил, уяснение которых специальных знаний не требует и может быть установлено следователем и судом путем анализа материалов дела.

   3. Формулировки вопросов эксперту должны быть определенными, ясными (недвусмысленными), конкретными и по возможности лаконичными. Отвечающие этому требованию вопросы дают четкое представление о факте, подлежащем установлению посредством экспертизы.

   4. Перечень вопросов должен быть достаточно полным с тем, чтобы заключение эксперта носило исчерпывающий характер. Одновременно надо ставить лишь те вопросы, выяснение которых диктуется необходимостью.

   5. Вопросы надлежит перечислять в строгой логической последовательности, формулируя вначале те, от решения которых зависит решение других. Рекомендуется группировать вопросы по объектам исследования, а также по эпизодам дела и версиям. Бесцельна постановка перед экспертом вопросов, которые при современном состоянии науки решить заведомо невозможно.
   Постановление о назначении экспертизы до его направления (предъявления) эксперту должно быть предъявлено (оглашено) обвиняемому. Если обвиняемый является несовершеннолетним либо в силу своих физических или психических недостатков не в состоянии самостоятельно осуществлять право на защиту, то при ознакомлении с постановлением может присутствовать его законный представитель, защитник, педагог, детский психолог.  Обвиняемый, не владеющий языком, на которым ведется судопроизводство, знакомится с постановлением через переводчика.

Специфика назначения судебно-психологической экспертизы в стадии рассмотрения дела в суде

   Прежде всего необходимо отметить, что экспертиза может быть назначена только либо в стадии расследования дела, либо в стадии судебного разбирательства в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом. «Однако суд или судья при рассмотрении вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании, вправе решить вопрос о вызове в судебное заседание лица, обладающего специальными познаниями, – эксперта-психолога. Лицо, вызванное в судебное заседание в качестве эксперта, которое не было назначено на предварительном следствии, может участвовать в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, после вынесения определения о назначении экспертизы».
   В судебном заседании решается вопрос: возможно ли проведение экспертизы при судебном разбирательстве дела либо необходимо возвратить дело на дополнительное расследование. Решение принимается судом в зависимости от характера обстоятельств, подлежащих исследованию, их значения для вывода и достаточности оснований к преданию суду, а также от возможности предоставления эксперту в судебном заседании материалов, подлежащих исследованию.
   Суд не вправе заменить определение о назначении экспертизы другими документами, не предусмотренными законом (сопроводительным письмом, списком вопросов).
   В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин, говоря о специфике назначения судебно-психологической экспертизы, пишут, что практика проведения СПЭ рекомендует, несмотря на общие основания для всех видов судебных экспертиз, кратко обозначить некоторые специфические стороны собственно судебно-психологической экспертизы. Судебно-психологическую экспертизу не следует назначать на начальных стадиях предварительного следствия, так как для решения поставленных перед экспертизой вопросов требуется значительный объем информации как о криминальной ситуации, так и об участниках исследуемых событий (особенно об испытуемых). Если планируется проведение судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертизы, то первая не должна предшествовать второй во избежание выхода психолога за пределы своей научной компетенции. Не следует также назначать «искусственные» КСППЭ (комплексные судебно-психолого-психиатрические экспертизы), т.е. с целью экономии времени объединять две экспертизы в одну без достаточных на то оснований.
    Нередко следователи не представляют, в чем заключается специфика проведения СПЭ, полагая, что она мало чем отличается (в том числе и по затратам времени) от амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы. Необходимо отметить, что на проведение СПЭ затрачивается значительное время, поскольку помимо беседы (часто длительной) в отношении испытуемого проводится экспериментально-психологическое обследование с применением большого числа методов (сами методы и их количество определяются конкретными задачами, вытекающими из поставленных перед экспертами вопросов).
   Зачастую работа непосредственно с испытуемым занимает несколько дней. Кроме того, полученные данные эксперту-психологу необходимо обработать и интерпретировать, что также требует значительного времени. Как показывает опыт авторов, в среднем срок производства экспертизы (от начала ознакомления с постановлением и материалами дела и до момента выдачи заключения) составляет 10—20 дней (в зависимости от сложности исследования). Это соответствует требованиям, предъявляемым к срокам производства экспертиз в системе судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ.

 

Этический аспект судебно-психологической экспертизы
 

   Чрезвычайно важным компонентом профессиональной деятельности судебного эксперта-психолога является выполнение определенных этических принципов. Однако, к сожалению, этические проблемы экспертов-психологов в отечественной литературе фактически не рассматривались. Они возникают тогда, когда люди вступают между собой в определенные взаимоотношения, осуществляя совместную деятельность. Автор это взаимопонимание более полно ощутил при обсуждении некоторых разделов данного пособия с профессором Г.Н. Горшенковым, который бескорыстно консультировал по многим этическим аспектам психологов правовой деятельности. Понимание целей экспертизы в совокупности связано с тем обстоятельством, что эксперт для их достижения должен эффективно взаимодействовать с органом, назначившим экспертизу, с подэкспертным и, наконец, с коллегой.
   Базисные принципы этики судебного эксперта-психолога совпадают с наиболее общими принципами практической психологии гуманизма, ответственности, непричинения вреда, благодеяния. Однако при использовании заключения судебно-психологической экспертизы судебно-следственными органами определилась некоторая специфика практического применения этических норм экспертами-психологами.    Взаимоотношение законности и этики законодательного регулирования деятельности эксперта-психолога и этических норм в рамках производства экспертизы можно обозначить принципом воронки: психолог должен действовать строго в рамках закона, соблюдать его, но варианты поведения, часто альтернативные, в разных ситуациях при проведении экспертизы (которые в силу большого разнообразия просто не могут быть оговорены в законе) подразумевают этический, моральный выбор, диктуемый общей нравственной позицией эксперта-психолога. Сталкиваясь со сложными этическими коллизиями в своей работе, эксперт-психолог должен реализовать наиболее общие нравственные ценности: служение истине и справедливости, беспристрастность, объективность, ответственность. Эти ценности и определяют основные этические принципы деятельности эксперта-психолога.

0/5 (0 отзывов)
Загрузка ...
Обучение психологов