Об использовании психологических познаний в практике уголовного судопроизводства

Следователи, судьи, адвокаты, имея дело с человеком и анализом его поведения, нередко сталкиваются с необходимостью ре­шать вопросы психологического содержания. Решение таких вопросов юристами не всегда возможно, так как часто для этого требуется использование специальных научных позна­ний или применение научных методов иссле­дования. В таких случаях помощь следствию и суду может оказать привлечение психологов для проведения специального исследования.

 

Данные психологии могут быть исполь­зованы юристами в различных формах: от единичной внепроцессуальной консультации по частному вопросу до строго регламенти­рованной экспертизы, заключение которой выступает в качестве доказательства при ус­тановлении истины по делу. На сегодняшний день процессуально закреплено две формы применения специальных, в том числе психо­логических, познаний: участие специалиста и проведение судебной экспертизы. На них и хотелось бы остановиться подробнее.

Между специалистом и экспертом го­раздо больше сходства, нежели отличия. Специалисты, как и эксперты, – это лица, во- первых, обладающие специальными позна­ниями в различных областях знаний (кроме юридических), во-вторых, не заинтересован­ные в исходе дела. Поэтому не случайно за­кон требует, чтобы до начала следственного или иного процессуального действия дозна­ватель (следователь) удостоверился не толь­ко в его компетентности, но и выяснил его отношение к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему (ст. 168 УПК РФ). Ему может быть заявлен отвод по тем же основаниям, что и эксперту (ст.

70 УПК РФ)[62]. Важно, чтобы специалист-психолог или эксперт-психолог был компетентен именно в той области пси­хологии, к которой относятся интересующие юриста вопросы.

Профессиональный критерий не поз­воляет отграничить специалиста и эксперта. Специалист по профессиональному крите­рию – лицо, обладающее специальными зна­ниями и навыками их применения. Это может быть сотрудник экспертно-криминалисти­ческого подразделения следственных орга­нов (органов дознания) либо частное лицо, привлекаемое к участию в производстве по уголовному делу по инициативе дознавателя (следователя) или защитника в случае необ­ходимости.

В то же время этой категории лиц может быть поручено производство эксперт­ного исследования, а значит, они могут быть и экспертами.

Специалиста отличает от эксперта про­цедура вовлечения в уголовный процесс. Эк­сперт назначается в порядке, установленном УПК РФ. Для привлечения специалиста не требуется постановление следователя или решение суда.

Например, адвокат самостоя­тельно, без согласования своих действий со следователем или судом, может обратиться к помощи специалиста-психолога. В нашей практике неоднократно со стороны адвока­тов были запросы на выполнение заключения специалиста-психолога к суду. Предполага­лось, что заключение будет положено в осно­ву ходатайства о назначении экспертизы.

На деле же суд, ознакомившись с заключением специалиста-психолога, включающем в себя проведение исследования и аргументиро­ванные выводы, в ряде случаев не считал не­обходимым проведение экспертизы по этому же вопросу.

Так, например, в психолого-медико­социальном центре “ОЗОН”, специализиру­ющемся на оказании помощи детям, постра­давшим от насилия, психологами было про­ведено обследование пятилетней девочки, отец которой подозревался в совершении с ней развратных действий. Было организо­вано несколько встреч с ребенком, во время которых использовался комплекс методик, включающих беседы, сюжетно-ролевые игры, рисуночные тесты, тест Люшера, методика Рене Жиля и др. Анализ данных проведенного обследования позволил в заключении специ­алиста указать на наличие у ребенка инди­видуально-психологических особенностей, характерных для детей, пострадавших от сек­суального насилия. В том числе, повышенный уровень тревожности, выраженную потреб­ность в безопасности, элементы сексуализи­рованного поведения, не соответствующие возрасту, амбивалентное отношение к отцу, страхи общения с отцом, темноты, кошмар­ных сновидений и т.п. Данное заключение специалиста-психолога было предъявлено защитой в суде.

Кроме того, психологи цен­тра проводили психотерапию с девочкой, го­товили ее к даче показаний, сопровождали в суде, делали все возможное, чтобы миними­зировать последствия происшедшего с ней.

В литературе нет однозначного мнения по поводу того, может ли специалист, отвечая на вопросы, поставленные перед ним, прово­дить исследование.

По мнению В. Быкова, специалист, да­вая заключение, не проводит, в отличие от эксперта, полного и всестороннего исследо­вания объекта с использованием специаль­ных познаний, а ограничивается, как прави­ло, осмотром представленных ему объектов, используя специальные познания лишь для формирования суждения о признаках объек­тов.[63]

Другой позиции придерживается И. Ов­сянников. Он полагает, что употребление за­конодателем термина «исследование» только применительно к эксперту (ч. 1 и 3 ст. 80 УПК РФ) не означает, что специалист не имеет права на исследование. Это означает лишь то, что в заключение специалиста содержа­ние проведенного исследования излагать необязательно.

При необходимости инфор­мация о проведенных исследованиях может быть получена в ходе последующего допроса этого специалиста. [64]

Закон не обязывает, но и не запрещает специалисту описывать в своем заключении проведенные им исследования. В связи с этим, по нашему мнению, наличие описания исследований в заключение специалиста- психолога не только возможно, но и жела­тельно, так как облегчает оценку его обос­нованности и правильности, способствует ускорению уголовного или гражданского су­допроизводства.

Отличительная особенность заключе­ния специалиста-психолога, так же как и за­ключения эксперта-психолога – в том, что в нем содержится и имеет доказательственное значение выводное знание, т.е. новое знание, полученное путем логических умозаключений. Причем именно логические выводы с исполь­зованием специальных познаний – главная и необходимая часть такого доказательства.

Процессуальное положение специалис­та и эксперта во многом схоже. Однако пере­чень прав и обязанностей эксперта гораздо шире, этот участник процесса имеет право знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспер­тизы; ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов; участвовать с разрешения дозна­вателя (следователя), прокурора и суда в про­цессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, давать заключение в пределах своей компетенции и т.п. Специалист же остается едва ли не самой бесправной фигурой уголовного процесса, несмотря на все позитивные нововведения Уголовно-процессуального кодекса Россий­ской Федерации.

Уголовно-процессуальный кодекс Рос­сийской Федерации в пункте 3.1 части второй статьи 74 допускает в качестве доказательств по уголовному делу заключение и показания специалиста и в то же время не предусмат­ривает в качестве самостоятельного следс­твенного действия допрос специалиста. От­сутствует на сегодняшний день и детальный механизм придания полученной от специа­листов информации установленной законом формы. В ряде случаев заключение специа­листов, полученное адвокатом, суд отказыва­ется приобщить к материалам дела.

Вместе с тем следует признать, что специалист является не менее важной фигу­рой в доказывании, чем эксперт. При анкети­ровании 250 сотрудников правоохранитель­ного блока таможенных органов Москвы и Московской области установлено, что в про­цессе оперативно-розыскной деятельности и дознания 217 из них (87%) обращались за по­мощью, справкой и профессиональной кон­сультацией именно к специалисту, поскольку считают такой способ более приемлемым, результативным и ускоренным по времени, нежели получение экспертного заключения и последующий допрос эксперта[65].

Совершенствование практики уголов­ного судопроизводства требует более актив­ного использования накопленных психологи­ей знаний. Не умаляя достоинств судебно­психологической экспертизы, необходимо мобильнее подходить к выбору той или иной формы использования психологических поз­наний в уголовном судопроизводстве. Потен­циал знаний и навыков специалиста-психо­лога, консультанта может быть востребован на всех стадиях процесса.

Только в этом слу­чае можно вести речь о надлежащей научной и организационно-правовой организации процесса доказывания, а также реализации принципа состязательности в российском уголовно-процессуальном праве.

Скабелина Лариса Александровна, доцент кафедры адвокатуры и нотариата Российской академии адвокатуры, кандидат психологических наук

Литература:

1.      Научно-практический коммента­рий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. 2-е изд. / Под ред. В.М.Лебедева.

М.: Спарк, 2004.

2.      Быков В. Заключение специалиста // Законность. 2004. №9.

3.      Овсянников И. Заключение и показа­ния специалиста // Законность. 2005. №7.

4.      Константинов А.В. Процессуальные и организационные проблемы участия специа­листа в уголовном судопроизводстве на ста­дии предварительного расследования. Дис­сертация на соискание ученой степени канд. юр. наук.

М., 2006.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Читайте далее:
0/5 (0 отзывов)
Загрузка ...
Обучение психологов