Психозы при травматических повреждениях и органических заболеваниях мозга

ПСИХОЗЫ ПРИ ТРАВМАТИЧЕСКИХ ПОВРЕЖДЕНИЯХ И ОРГАНИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ МОЗГА

Травматические повреждения черепа иногда ведут только к сотрясению мозга (коммоции), при котором не нарушается целость черепа, равно как и нет грубых изменений мозга, иногда же сопровождаются более или менее значительными разрушениями последнего—контузия. В том и другом случае механическое воздействие ведет к более или менее продолжительной потере сознания. При коммоции, когда больные приходят в себя, у них отмечаются оглушенность, подавленность, боязливость, иногда беспокойство и стремление куда-то идти, временами галлюцинации, иногда вполне выраженная картина делирия.

Очень постоянно отмечается более или менее резкое расстройство памяти, иногда напоминающее картину корсаковского симптомокомплекса. Постепенно состояние улучшается, и может наступить более или менее полное выздоровление. При этом обо всем пережитом больной сохраняет лишь самое смутное воспоминание. Иногда амнезии подвергается и некоторый период времени, предшествовавший травме (ретроградная амнезия).

Несмотря на наступившее как будто выздоровление не исключается возможность появления каких-либо расстройств впоследствии, например судорожных припадков.

При контузии в связи с более значительным повреждением мозга кроме потери сознания развиваются симптомы местного поражения, параличи, афазии, судорожные припадки. Более серьезными в этих случаях оказываются последствия для дальнейшего психического функционирования. Естественно, что в связи с разрушениями мозгового вещества, которые обычно бывают множественны, развивается нередко более или менее выраженная картина травматического слабоумия.

Оно в общем соответствует типу органических слабоумий, но иногда характеризуется некоторыми симптомами, которые можно поставить в связь именно с травмой. Кровоизлияния и размягчения травматического происхождения особенно сильно поражают серое вещество как более богатое кровеносными сосудами. Особенно ранимым оказывается в этом отношении центральное серое полостное вещество.

Нередко бывают симптомы, указывающие на поражения ядер глазодвигательного нерва, именно птоз и косоглазие, а также бульбарные расстройства. При известной комбинации явлений может получиться картина, близкая к полиоэнцефалиту. В других случаях выступают симптомы поражения подкорковой зоны, иногда в форме судорог с характером хореи или атетоза, иногда же напоминающие кататонические, причем некоторые авторы, например Траутман, говорят даже о шизофреноподобном симптомокомплексе как о чем-то характерном именно для травмы.

В других случаях травматического повреждения мозга на первый план выдвигается не слабоумие как таковое, а своеобразное изменение всей личности с появлением большой раздражительности, с бурными взрывами аффектов, с непереносливостью по отношению к спиртным напиткам, оказывающим сильное действие на больного уже в малых дозах, с наклонностью к различным антисоциальным проявлениям. Говорят в таких случаях о травматической психической дегенерации. Иногда травма действует главным образом как психический фактор, причем развиваются невротические реакции, проявления которых иногда комбинируются с симптомами, зависящими от структурных изменений.

О возникающей при этом картине травматического или контузионного невроза будет сообщено в главе о невротических реакциях.

При лечении травматического повреждения в остром периоде показан покой, охлаждение головы, иногда полезно выпускание спинномозговой жидкости для уменьшения внутричерепного давления. В дальнейшем—препараты йода и укрепляющие.

Картина явлений при поражении молнией и электрическим током большого напряжения более или менее напоминает травматические повреждения. В резко выраженных случаях наступает полная потеря сознания с возможностью, что больной умрет, не приходя в себя. По возвращении сознания в более легких случаях наблюдаются оглушение, растерянность, головные боли, головокружение.

Все это может сгладиться без всяких следов. Иногда наблюдаются делириозные состояния. При лечении рекомендуются искусственное дыхание, кровопускание, впрыскивание возбуждающих.

Опухоли головного мозга

Приблизительно 1—2 % всех поступлений в психиатрические больницы приходится на опухоли мозга. В большинстве случаев заболевание характеризуется определенными симптомами неврологического порядка, дающими возможность невропатологам, которые больше всего имеют опыт в этой области, сравнительно легко определить как самый характер процесса, так и его топическую диагностику. К психиатрам попадают главным образом не вполне типические случаи, в которых благодаря своеобразной локализации опухоли на первый план выдвигаются не симптомы фокусного поражения, а явления психического порядка. Естественно поэтому, что диагноз в таких случаях может представить большие затруднения.

Чтобы не впасть в ошибку, необходимо точное знакомство с клиникой рассматриваемых расстройств.

Симптоматика и течение. Клиника опухолей мозга складывается из явлений местного поражения и из того, что известно под именем общемозговых симптомов. Последние зависят прежде всего от повышения внутричерепного давления, к которому ведет уже одно присутствие опухоли в полости черепа, а затем может иметь место и токсическое действие опухоли, обусловленное регенеративными изменениями в ней, а иногда зависящее от вызываемых ею процессов размягчения в прилежащем мозговом веществе.

Развитие болезни идет очень медленно и постепенно. Первым симптомом обычно является головная боль, которая принадлежит к числу постоянных явлений. Чаще всего больные жалуются на тупую, упорную и глубоко сидящую, настолько интенсивную головную боль, что она вызывает в них отупение, а иногда доводит до бешенства. В других случаях она носит характер мигрени или напоминает собой невралгию.

Иногда боли ремитируют; в общем они не связаны с местом опухоли. При заболеваниях у детей головная боль не представляет такого постоянного явления, так как здесь может иметь место увеличение размеров черепа вследствие расхождения швов. Иногда наблюдаются боли в конечностях, не связанные с какими-либо, местными изменениями, а зависящие только от наличия опухоли в мозгу («центральные боли»). Головокружение не представляет такого постоянного явления.

Очень характерным симптомом нужно считать тошноту и рвоту, которые в данном случае не находятся ни в какой связи с приемами пищи и чаще всего наблюдаются натощак, иногда при изменении положения головы. К числу нередких симптомов опухоли мозга относятся судорожные припадки, которые обычно наблюдаются не в начале, а во второй половине болезни; очень часто они носят характер эпилептических, иногда похожи на petit mal, но очень часто отмечаются преобладание судорог на одной стороне и после-припадочные явления выпадения, которые указывают на органический характер заболевания. Очень постоянно общее оглушение, которое с дальнейшим течением болезни все усиливается и переходит в состояние сонливости или даже спячки. Больной с трудом понимает обращенные к нему вопросы и с трудом на них отвечает. С этим стоит в связи общее замедление психических процессов, расстройство усвоения и способности запоминания.

Расстройство памяти может достигать очень больших размеров, напоминая типические картины амнестического (корсаковского) симптомокомплекса.

Если головные боли и вообще симптомы повышенного внутричерепного давления не особенно выражены, то в некоторых случаях клиническая картина может напоминать паралич помешанных, тем более, что могут наблюдаться и зрачковые симптомы и расстройство речи. Вообще психические изменения в первом периоде болезни представляют своеобразные явления раздражения, к которым нужно отнести и известную грубую шутливость (Witzelsucht), а во втором—все более выдвигаются на первый план симптомы ослабления интеллекта. Так как очень часто речь идет о субъектах среднего возраста или уже пожилых, то в клинической картине могут быть заметны симптомы, зависящие от различных случайных экзогений, например алкоголизма, травм головы, а иногда примешиваются явления артериосклероза.

К числу общемозговых явлений принадлежит набухание сосков зрительного нерва, которое отмечается приблизительно в 50 % всех случаев. С этим находится в связи и более или менее значительное ослабление зрения. Повышенным внутричерепным давлением нужно объяснить и нередко наблюдающийся экзофтальм, иногда только на одной стороне.

Что касается симптомов местного поражения, то характер их определяется локализацией и распространенностью опухоли. Здесь могут быть как явления раздражения определенной зоны, так и параличи тех или других мышечных групп в зависимости от локализации опухоли. Большое диагностическое значение в смысле указания на локализацию ее имеют состояния своеобразной ауры, наблюдаемой перед эпилептическим припадком.

При опухолях в передней части нижней поверхности височной доли наблюдается обонятельная аура, при поражении первой височной извилины—аура слуха; аура зрения говорит за локализацию в зрительных центрах, а также в gyrus angularis.

Та или другая локализация опухоли может определить характер галлюцинаций, которые нередко наблюдаются при этом заболевании. Иногда галлюцинации, преимущественно зрительные, зависят от токсических и других общих изменений, связанных с опухолью, представляя экзогенную делириозную реакцию.

Течение болезни в данном случае—все прогрессирующее, хотя иногда прерывается остановками и временными улучшениями. Последние иногда могут наблюдаться самопроизвольно, иногда наступлению их как будто способствует ртутное лечение (в особенности при глиомах). Если исключается возможность удаления опухоли оперативным путем, смертельный исход неизбежен; он наступает обыкновенно через 2—3 года от начала болезни.

Своеобразное течение может быть при цистицеркозе мозга, который тоже можно отнести к мозговым опухолям. Соответственно смене фаз в жизни паразита развитие болезни с резко выраженными явлениями повышенного внутричерепного давления может вначале быть очень быстрым и даже бурным, но если больной не погибает в этом периоде, в дальнейшем вместе с уменьшением воспалительной реакции, наблюдающейся вокруг каждого паразита, может установиться до известной степени стационарное состояние. В одном случае, сопровождавшемся полной слепотой, такое относительно стационарное состояние продолжалось несколько лет.

В другом, характеризовавшемся резким расстройством памяти, больная пришла в состояние улучшения, которое продолжалось несколько лет вплоть до смерти от случайного осложнения.

Распознавание опухолей мозга

Нередко возможно смешение с параличом помешанных, тем более что при опухолях иногда наблюдается положительная р. В. в крови. Если обратить внимание на состояние сосочков зрительного нерва, данные исследования крови и спинномозговой жидкости, дифференциальный диагноз возможен. Нужно иметь в виду при этом, что при подозрении на опухоль поясничный прокол нужно делать с большой осторожностью, так как описаны случаи неожиданного смертельного исхода после пункции.

В начале своего развития опухоль мозга может быть принята за эпилепсию (особенно у детей) или за какой-нибудь процесс сосудистого характера. Если подозрение на опухоль уже возникло, то тщательное неврологическое и серологическое исследование, равно как рентген и артериография, помогает выяснить

дело. Нередко ошибку делают в том смысле, что опухоль предполагается там, где ее нет. Это обычно бывает в случаях артериосклероза и пресенильных психозов, особенно пиковской болезни.

Нет надобности говорить, какое большое значение имеет своевременное распознавание опухоли мозга. Успехи в этой области таких хирургов, как Кушинг, объясняются именно усовершенствованием методики исследования, дающим возможность раннего распознавания. В условиях современной психиатрической больницы оно редко бывает возможно.

Следует всячески добиваться постановки дела исследования на должную высоту, для чего в частности требуется постоянная работа с психиатрами и невропатологами, могущими принести большую пользу и в других случаях.

Патологическая анатомия и генез симптомов

Из мозговых опухолей характерной и как бы специфической для мозга является глиома, составляющая по Аллену Штарру 1/6 всех новообразований в этой области. Помимо головного и спинного мозга иногда глиомы находили в других органах (надпочечниках, печени), причем исходным пунктом в этих случаях являются элементы симпатической системы. Чаще всего глиома встречается в виде отдельных узлов, реже—диффузных разрастаний.

Величина их различна, начиная от маленьких образований, иногда совершенно микроскопических, до больших узлов, охватывающих почти целую долю или даже целое полушарие с наклонностью переходить также и в другое полушарие. Очень часто величину глиомы трудно определить более или менее точно ввиду того, что она не резко отграничена от соседней ткани и как бы инфильтрирует ее. Микроскопическое строение чрезвычайно разнообразно. Отличают различные типы: олигодендроглиомы, астроцитомы, волокнистые глиомы, мульти-формные глиобластомы (глиосаркомы).

Довольно часто в глиомах последнего типа встречаются большие, даже гигантские глиозные клетки с одним или несколькими ядрами, очень близко напоминающие своим сходством с эмбриональными элементами клетки, встречаемые при псевдосклерозе и туберозном склерозе. Типичен для глиомы инфильтрующий рост: она разрастается, как бы раздвигая нервные элементы и инфицируя собой соседние элементы нормальной глии, которая подвергается в известном смысле глиоматозному перерождению. Внутри опухоли обычно можно видеть в большом количестве сохранившиеся нервные волокна, особенно много их в периферических частях опухоли.

В глиоме обычно очень много кровеносных сосудов, стенки которых тонки и часто разрываются, давая повод к кровоизлияниям внутрь опухоли. Часто встречается размягчение опухоли.

Саркома однако самая частая опухоль в этой области. Вернике считал, что саркомы составляют по крайней мере половину всех опухолей мозга. Они встречаются в различных формах: отдельных узлов или в виде диффузной инфильтрации. Диффузная инфильтрация саркоматозными клетками лимфатических пространств в мягкой мозговой оболочке носит название саркоматозного менингита. Саркомы могут исходить из кости и оболочек и из вещества самого мозга.

Карцинома принадлежит к более редким опухолям головного мозга и почти всегда развивается здесь метастатическим путем. По статистике Крастинга—одна треть всех опухолей мозга метастатического происхождения, из них 3/4—раки и 1/4—саркомы.

Хорионэпителиома, или децидуома по прежней терминологии, принадлежит к числу очень редких опухолей в мозгу. Клеточные элементы ее происходят из обоих типов эпителия хориона и синцития. В типических случаях опухоль состоит из связанных друг с другом синтициальных масс и светлых многоугольных клеток; атипические формы очень разнообразны; часто опухоль состоит из связанных между собой клеток различной формы, обычно с круглыми или продолговатыми ядрами, с митотическими фигурами; часто клетки тесно прмжаты одна к другой, иногда у них очень большие ядра.

К тератомам должна быть отнесена так называемая холестеатома, обычно случайно находимая при вскрытиях. Мы констатировали ее как такую неожиданную находку при вскрытии в одном случае прогрессивного паралича. Она характеризуется своим внешним видом, блестящим цветом, напоминающим перламутр. Чаще всего она констатируется на основании мозга в связи с костями черепа и оболочками, особенно часто ее можно найти в области пирамиды височной кости; величина таких опухолей обычно от горошины до вишни, редко больше. Ткань опухоли обычно легко распадается, почему трудно бывает сохранить хороший макроскопический препарат.

При микроскопическом исследовании она оказывается состоящей главным образом из мелких чешуек, которые в свою очередь составлены из плоских клеток, соответствующих покровному эпителию; клетки опухоли обычно бывают жирно перерождены; на расщипанных препаратах характерна наличность кристаллов холестерина. Что опухоль развивается по типу тератом и является дериватом эктодермы, доказывается присутствием в некоторых случаях в ткани ее тонких волос.

К опухолям до известной степени можно отнести и инфекционные гранулемы. В некоторых отношениях к ним приближаются изменения и при цистицеркозе мозга. Цистицерки могут встретиться в мозгу изолированно или в большом количестве. В случае, описанном П. А. Преображенским, весь мозг был пронизан пузырьками или полостями, из которых цистицерки выпали, причем количество паразитов по приблизительному подсчету было около 1 000.

Когда их много, диагностика не представляет затруднений даже при одном макроскопическом изучении. Под микроскопом при этом можно ясно различить ткань паразита с ввернутой головкой и с разбросанными в ней характерными округло-треугольными ядрами. Но цистицерки, произведя механическое, видимо и химическое раздражение, вызывают и реактивные изменения в окружающей ткани, которые иногда выступают на первый план как с анатомической, так и с клинической стороны. В ближайшем соседстве цистицерков как правило имеет место развитие ткани, носящей все признаки инфекционной грануломы.

Помимо лимфоцитов здесь наблюдается скопление плазматических и нередко гигантских клеток; в последующих стадиях наступает развитие волокнистой соединительной ткани, которая образует кольцо вокруг паразита. Это кольцо превращается в конце концов в капсулу, в которой паразит обычно погибает, и ткань его превращается в аморфную массу. Иногда такие отдельные инкапсулированные цистицерки могут быть открыты в качестве случайной находки при вскрытии или микроскопическом исследовании.

Вопрос о взаимоотношении между изменениями в мозгу, вызываемыми опухолью, и расстройствами в душевной сфере особенно сложен, так как здесь помимо местного влияния опухоли может сказаться общее ее действие как вследствие повышения внутричерепного давления, так и токсическим путем. Расстройство сознания в форме оглушенности, сонливости и апатии представляет главным образом общемозговой симптом. Сюда же до известной степени нужно отнести и вообще расстройства в психической сфере, хотя для объяснения их могут иметь значение и анатомические изменения. Последние обусловливаются как разрушением опухолью известных участков мозгового вещества, так и размягчением в ближайшей ее окружности.

Но опухоль кроме изменений, вызванных ее соседством (Nachbarsymptome), может дать очаговые расстройства, свойственные поражению отделов мозга, очень отдаленных от места, где находится опухоль в данном случае. Последствия для психики зависят далее от величины опухоли и ее локализации. Расстройства вообще более значительны при большой величине опухоли, хотя они могут быть довольно значительны и при совсем маленьких новообразованиях. Нет прямой зависимости также от степени повышения внутричерепного давления и в частности от более или менее резкой картины застойного соска.

По статистике Шустера чаще всего расстройства психики наблюдаются при опухолях мозолистого тела. Это несомненно можно поставить в связь с богатством этой области ассоциационными волокнами. Несколько реже расстройства психики при локализации в лобных долях. Частота психических изменений при этой локализации опухоли стоит в связи, с одной стороны, с тем, что опухоль в этой области может долго увеличиваться, не давая местных симптомов, почему последствия для психической сферы должны быть более значительны в тот период, когда опухоль диагностируется; с другой стороны, здесь имеет значение конечно особая роль лобных долей в психическом функционировании. По мнению большинства авторов опухоли лобной доли характеризуются не поражением отдельных способностей психики, но преимущественно общим изменением всей индивидуальности больного, в частности ослаблением инициативы и психической активности.

Есть указания, что при опухолях лобных долей особенно часто наблюдается вышеупомянутая шутливость, обозначаемая Ястровицем как moria и Оппенгеймом как Witzelsucht, но несомненно, что ее можно встретить и при другой локализации опухоли. Картина корсаковского симптомокомплекса также не может быть связана с одной какой-нибудь определенной локализацией, хотя довольно часто ее наблюдали при опухолях в лобных долях. Очень часто наблюдающееся слабоумие является конечно результатом диффузных изменений мозга: нередко по своему характеру оно близко к прогрессивному параличу. Шустер констатировал такую картину в 29 случаях из общего количества 775, но в более новых работах, например Пфейфера, процент этот меньше. Физические симптомы, напоминающие аналогичные расстройства при параличе, являются результатом местного или общего действия опухоли, в частности анизокория может наблюдаться при поражениях лобной доли, независимо от характера процесса.

В одном случае глиомы основания мы наблюдали клинические явления, включая расстройство речи и глазные симптомы, так что очень трудно было дифференцировать от прогрессивного паралича. Как и при других органических заболеваниях, могут наблюдаться кататонические симптомы. Иногда опухоль может выявить те или другие черты скрытых конституций.

Этим же исключительно можно объяснить появление иногда таких психозов, как маниакально-депрессивный.

Лечение. Радикальное лечение возможно только в смысле удаления опухоли путем операции. Временное улучшение можно видеть от препаратов йода и ртутного лечения.

Теоретически имеются показания к рентгенотерапии.

Автор В.А. Гиляровский, фрагмент книги «Психиатрия».

Загрузка ...