Дела по спорам об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей.

Дела по спорам об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей.

Якушев П.А., кандидат юридических наук, доцент, председатель 1-го судебного состава по рассмотрению гражданских дел в апелляционном порядке Владимирского областного суда.

1.1. Обстоятельства, имеющие значение для дела

Согласно пункту 3 статьи 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. Специальные требования к форме такого соглашения законодательством не установлены. В целях защиты интересов ребенка рекомендуется заключать соглашение о месте жительства ребенка в письменной форме и удостоверять его нотариально.

В этом случае нотариус проверит соответствие соглашения нормам семейного законодательства и интересам ребенка, подробно разъяснит родителям его условия и правовые последствия. В юридической литературе предлагается наделить полномочием по удостоверению соглашения между родителями о месте жительства ребенка органы опеки и попечительства <44>.

<44> Демкина А.В. Споры о детях: место жительства ребенка и порядок осуществления родительских прав // Журнал российского права. 2012.

N 5. С. 80.

Как указано в абзаце втором пункта 3 статьи 65 СК РФ, при отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает:

— привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам;

— возраст ребенка;

— нравственные и иные личные качества родителей;

— отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком;

— возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

По требованию родителей (одного из них) в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, и с учетом требований абзаца второго настоящего пункта суд с обязательным участием органа опеки и попечительства вправе определить место жительства детей на период до вступления в законную силу судебного решения об определении их места жительства.

В пункте 5 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10 разъяснено, что, решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей, суд определяет место жительства ребенка:

— исходя из его интересов;

— а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 ст. 65, ст.

57 СК РФ).

Суд принимает во внимание: возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Иные обстоятельства, учитываемые судами при определении места жительства ребенка, указаны в абзаце шестом раздела шестого «Рассмотрение судами дел об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г., в том числе:

— проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку;

— социальное поведение родителей;

— морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей;

— привлечение родителей ребенка к административной или уголовной ответственности, наличие судимости;

— состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах;

— климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах;

— возможность своевременного получения медицинской помощи;

— наличие или отсутствие у родителей другой семьи;

— привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя);

— привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ним одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании;

— удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий;

— цель предъявления иска (например, предъявление иска исключительно с целью получения пенсии на сына-инвалида).

В определении о подготовке дела к судебному разбирательству судье рекомендуется указать данные обстоятельства, разъяснив сторонам, что им необходимо представить доказательства в их подтверждение.

Для установления указанных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела, в порядке подготовки дела к судебному разбирательству судами направляются запросы:

— в органы внутренних дел для получения сведений о привлечении истца и ответчика к административной ответственности;

— в информационные центры органов внутренних дел для получения сведений о привлечении родителей к уголовной ответственности;

— в наркологические и психоневрологические диспансеры для получения сведений о том, состоят ли родители на учете у психиатра или нарколога;

— в учебные заведения для получения педагогической характеристики на ребенка;

— по месту работы родителей для получения характеристик с места работы и графиков работы родителей;

— к участковым инспекторам для получения характеристик.

Помимо указанных доказательств по делам данной категории подлежат исследованию:

— свидетельство о рождении ребенка (при наличии — свидетельство об установлении отцовства <45>), записи актов о рождении <46>;

<45> Например: дело N 2-823/2016 // Архив Судогодского районного суда Владимирской области.

<46> Например: дело N 2-104/2014 // Архив Селивановского районного суда Владимирской области.

— правоустанавливающие и правоподтверждающие документы на жилые помещения родителей;

— справки о составе семьи (о зарегистрированный лицах) по месту жительства каждого из родителей;

— благодарственные письма родителям по месту учебы ребенка (при наличии);

— выписка из протокола заседания органа опеки и попечительства по результатам рассмотрения заявления родителя об устранении препятствий в общении с ребенком (при наличии);

— распорядок дня ребенка в письменном виде, составленный родителем, с которым проживает ребенок;

— справки из кружков, секций, где занимается ребенок, о графике занятий <47>;

<47> Например: дело N 2-440/2015 // Архив Фрунзенского районного суда г. Владимира.

— медицинские документы о состоянии здоровья ребенка и документы о том, какой ему необходим режим, выписки из истории болезни;

— графики работы родителей, заверенные по месту работы (например, в деле N 2-454/2015, рассмотренном Меленковским районным судом Владимирской области, имеется график работы истца К., работающей продавцом-кассиром в магазине «Пятерочка»);

— справки о доходах родителей;

— административные материалы, если родители привлекались к административной ответственности <48>.

<48> Например: дело N 2-1449/2014 // Архив Фрунзенского районного суда г. Владимира.

Иногда в материалы дела представляются фотографии и видеозаписи праздничных мероприятий, времени проведения досуга, иллюстрирующие характер взаимоотношений детей с членами семьи <49>.

<49> Например: дело N 2-1376/2015 // Архив Фрунзенского районного суда г. Владимира.

В необходимых случаях для диагностики внутрисемейных отношений, выявления психологических особенностей каждого из родителей суд назначает по делу экспертизу. Подробнее вопросы, связанные с проведением экспертиз, будут раскрыты в настоящей главе далее.

Судебная практика рассмотрения споров анализируемой категории свидетельствует о том, что в последние годы возрастает число случаев, когда место жительства ребенка определяется с его отцом (абзац пятый раздела «Рассмотрение судами дел об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.). Например, во Владимирской области: в 2014 году по 25 делам место жительства ребенка определено с матерью (57%), по 19 делам — с отцом (43%); в 2015 году по 20 делам — с матерью (47%), по 22 делам — с отцом (53%); в 2016 году по 26 делам — с матерью (41%), по 37 делам — с отцом (59%) <50>.

<50> Обобщение практики рассмотрения в 2014 — 2016 годах отдельных категорий дел по спорам, связанным с воспитанием детей // Интернет-сайт Владимирского областного суда: http://oblsud.wld.sudrf.ru (дата обращения: 30.09.2017).

Свидетельствует ли указанная тенденция о том, что отцы стали лучше справляться с родительскими обязанностями, чем матери? По нашему мнению, указанная статистика не подтверждает, что подавляющее большинство отцов создает для ребенка лучшие условия для воспитания и развития. Если сопоставить число разводов супругов, имеющих детей, с количеством обращений в суд с исками об определении места жительства ребенка, то видно, что в суд обращается незначительное число родителей, поскольку большинство из них согласовывает место жительство детей во внесудебном порядке, причем, как правило, с матерью.

В судах же зачастую рассматриваются дела, в которых небезразличные к ребенку отцы стремятся оставить ребенка с собой вследствие антисоциального образа жизни матерей, когда действительно имеются объективные обстоятельства, свидетельствующие, что ребенку с отцом будет проживать гораздо лучше. Отметим, что согласно зарубежным исследованиям отцы, активно стремящиеся определить место жительства ребенка с собой, получают положительное решение суда в около 70% случаев <51>.

<51> M.B. Rosenthal. Misrepresentation of Gender Bias in the 1989 Report of the Gender Bias Committee of the Massachusetts Supreme Judicial Court // Электронный ресурс: http://www.breakingthescience.org/SJC_GBC_analysis_by_mbr.pdf (дата обращения: 10.10.2017).

При рассмотрении дела по спорам об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей необходимо также учитывать следующие обстоятельства.

Определяя место жительства малолетнего ребенка с отцом, суд должен установить и указать в решении исключительные обстоятельства разлучения ребенка с матерью.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.1959, ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Отметим, что дореволюционное российское законодательство не регулировало порядок определения места жительства ребенка, за исключением последствий признания брака недействительным, устанавливая, что, если со стороны одного из родителей вступление в брак было недобросовестным, то другой родитель имел право требовать оставления детей с ним <52>. В юридической доктрине и судебной практике конца XIX в. — начала XX в. приоритет отдавался отцу. Так, Г.Ф. Шершеневич отмечал: «В семейной жизни решающий голос принадлежит мужу», поэтому вопрос о том, с кем жить ребенку, решается мужем, однако суд может признать, что вследствие особых обстоятельств польза детей требует воспитания их матерью <53>. Приоритет отца на воспитание детей прослеживается и в художественной литературе XIX в., например в романе Л.Н.

Толстого «Анна Каренина» после развода Анны Карениной с супругом именно с А.А. Карениным остается сын.

<52> Свод Законов Российской Империи. Том X. Часть I «Свод Законов Гражданских». Книга I «О правах и обязанностях семейственных».

Раздел I. Глава I. Отделение II «О детях от браков недействительных». Статья 131.1. СПб., 1912.

С. 14.

<53> Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып.

I (по изд. 1910 — 1912 гг.). М., 1995.

Т. 2. С. 321.

Примерно с 20-х годов XX в. приоритет при решении вопроса о месте жительства ребенка первых лет жизни при раздельном проживании родителей стали отдавать матерям, во многом вследствие распространения психоаналитической теории З. Фрейда, согласно которой матери природой более приспособлены к воспитанию детей, а для ребенка мать является первым и самым важным объектом любви, в то же время отец рассматривается как препятствие в получении желаемого <54>.

<54> Зубенко В.М. Указ. соч. С. 22.

Кроме того, в системе англосаксонского права еще в XIX в. под воздействием общественных процессов, связанных с борьбой женщин за свои права, сопровождавшейся отказом от прежнего порядка, основанного на традиционной мужской власти, сформировалась доктрина «tender years» («нежный» или «юный» возраст), согласно которой в случае развода родителей опека над ребенком оставалась за матерью <55>, именно эта доктрина легла в основу принципа 6 Декларации прав ребенка <56>.

<55> Klaff R.L. The tender years doctrine: a defense // California Law Review. 1982. Vol. 70.

Iss. 2. Art. 2. P. 335 — 372.

<56> Зубенко В.М. Указ. соч. С. 20.

В последние годы, как отмечают исследователи, доктрина «tender years» устарела и практически не применяется судами <57>, которые руководствуются принципом гендерного равенства и исходят из наилучших интересов ребенка.

<57> Волостных Р.С. О некоторых доктринах англо-саксонского права и коррелирующих с ними правовых актов в системе российского законодательства // Теория государства и права. 2017.

N 1. С. 8 — 13.

Представляется, что доктрина «tender years» в полной мере соответствует концепции наилучших интересов ребенка, поскольку интересам ребенка первых лет жизни соответствует его проживание с матерью: природой женщина подготовлена к материнству, включающему биологический (вынашивание, рождение, вскармливание ребенка) и социальный (воспитание ребенка) аспекты <58>.

<58> Безрукова О.Н., Самойлова В.А., Рыскина В.Л. Культурный капитал материнства и ценности семейного воспитания: сравнительный анализ // Социологический журнал. 2016. Т. 22.

N 3. С. 107 — 128.

Согласно психологическим исследованиям, как правило, в восприятии детей мать в большей степени вовлечена в процесс воспитания, ей принадлежит главенствующая роль в семье, при этом в современном мире отец более пассивен, фактически «самоустраняясь» из процесса воспитания <59>. В первые годы жизни ребенка функции матери состоят в эмоциональной включенности ребенка в предметную и игровую деятельность, обеспечение поддержки в отношениях с миром <60>.

<59> Юлусова О.В. Образ матери в восприятии мальчиков и девочек: сопоставительный анализ // Научно-методический электронный журнал Концепт. 2013.

Т. 3. С. 1716 — 1720.

<60> Филиппова Г.Г. Психология материнства. СПб., 2000.

С. 31 — 53.

Также многими психологами отмечается, что материнская любовь к детям носит безусловный характер, а отцовская — обусловлена поведением ребенка, его успехами и требовательна <61>.

<61> Литвина К.Ю., Павлова Л.А. Роль отца в воспитании детей // Бюллетень медицинских интернет-конференций. 2016.

Т. 6. N 5. С. 576; Алексеева М.Е., Иванова Н.Н. Роль отца в воспитании детей // Научно-методический электронный журнал «Концепт». 2016. Т. 30.

С. 238 — 241.

В Постановлении Европейского суда по правам человека от 29.11.2007 по делу Исмаилова против Российской Федерации <62> отмечено, что суды Российской Федерации не приняли во внимание возраст детей, в частности возраст четырехлетней дочери, сильно привязанной к матери, которую нельзя было забирать от нее, если только не имелись убедительные доказательства, подтверждающие причинение (возможность причинения) тяжкого вреда ребенку; суды не сослались ни на одно обстоятельство, которое бы свидетельствовало, что мать детей в целом была неспособна заниматься их воспитанием: ни разу не заявлялась жалоба, в которой бы оспаривались родительские и воспитательские навыки заявительницы (которая была профессиональной учительницей), ставился бы вопрос о том, была ли она любящей и заботливой матерью, способной воспитывать своих детей, либо утверждалось, что заявительница пренебрегала детьми.

<62> Российская хроника Европейского суда. 2008. N 4.

По одному из дел Верховным Суд Российской Федерации, отменяя судебное постановление, которым место жительства детей определено с отцом, сославшись на принцип 6 Декларации прав ребенка, отметил, что суд не установил и не указал на исключительные обстоятельства разлучения с матерью малолетних детей при определении места жительства детей с отцом <63>.

<63> Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015), утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации // БВС РФ. 2016. N 9.

Анализ судебной практики показывает, что суды не всегда правильно анализируют обстоятельства, в связи с которыми определяется место жительства ребенка.

Так, решением Судогодского районного суда Владимирской области от 09.12.2016 место жительства семилетнего П. было определено с отцом М. <64>. Отменяя это решение, судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда в Определении от 22.03.2017 указала, что жилое помещение, в котором проживает отец ребенка, ему на каком-либо праве не принадлежит <65>. Рабочий день отца ненормированный. Бабушка, которая, по утверждению отца ребенка, будет заниматься его воспитанием, на момент рассмотрения дела находилась в больнице.

Жилищно-бытовые условия проживания матери являются более благоприятными для проживания и воспитания ребенка. Школа, в которой обучается ребенок, находится в шаговой доступности от места жительства матери. Отношения между матерью и ребенком нормальные. Суд первой инстанции не учел наиболее значимую роль матери в воспитании и обучении малолетнего сына. Из характеристики на ребенка из детского сада следовало, что мать всегда интересуется ребенком, его успехами и проблемами.

Напротив, отец никогда не интересуется сыном. Мальчик у мамы всегда ухожен, опрятен. От отца ребенок может прийти не по погоде одетым, неопрятным.

Отцом на протяжении длительного времени ребенку не прививается должного отношения к чистоте и порядку, что является значительным недостатком в воспитании ребенка. В беседах со специалистами органа опеки и попечительства ребенок выразил одинаковое желание проживать как с отцом, так и с матерью. Из заключения психолого-педагогической экспертизы усматривается, что индивидуально-психологические особенности личности отца и матери в совокупности с отсутствием патологизирующего стиля воспитания (тотального нарушения воспитательного процесса) по отношению к своему сыну и сформировавшимся однозначно позитивным отношением ребенка к обоим родителям не могут оказывать негативного влияния на психологическое состояние ребенка. По делу было принято новое решение, которым в удовлетворении требований отца ребенка М. отказано, место жительства ребенка определено с его матерью — Н.

<64> Дело N 2-750/2016 // Архив Судогодского районного суда Владимирской области.

<65> Дело N 33-607/2017 // Архив Владимирского областного суда.

Другой пример. С.Е. обратился во Фрунзенский районный суд г. Владимира с иском к С.Н. об определении места жительства ребенка с отцом.

В обоснование иска указано, что после прекращения семейных отношений ребенок (6 лет) остался проживать с матерью в квартире, на которую будет обращено взыскание в счет погашения кредитных обязательств, в связи с чем жилищные условия ребенка ухудшатся. Мать ребенка не имеет постоянной работы, характер ее работы сменный, в том числе и в ночное время, ребенок в это время остается с посторонними людьми. Уровень заработка матери невысокий, что сказывается на уровне обеспеченности ребенка.

Также указано, что по факту нанесения побоев ребенку знакомым матери был возбуждено уголовное дело, которое прекращено по заявлению матери в связи с примирением. Ребенок стал раздражительным, мать кричит на него. В присутствии ребенка распиваются спиртные напитки, мать лишена права управления транспортным средством за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

Ответчик С.Н. иск не признала, указала на отсутствие оснований для изменения места жительства ребенка. По ее мнению, вселение сына по месту жительства отца значительно ухудшит жилищные условия ребенка. В настоящее время по месту жительства матери у ребенка имеется отдельная комната, оборудованная всем необходимым для сна, учебы и отдыха. Истец страдает эпилепсией с частыми приступами.

У истца отсутствуют навыки воспитания ребенка, он не умеет готовить пищу, во время проживания с отцом ребенок худеет.

Из акта обследования жилищно-бытовых условий проживания несовершеннолетнего, представленного суду первой инстанции, следовало, что по месту проживания ребенка (по месту жительства матери) созданы необходимые условия для его проживания и всестороннего развития.

В ходе беседы специалиста отдела опеки и попечительства с несовершеннолетним установлено, что ребенок хочет проживать с мамой.

Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетнего ребенка с отцом, суд первой инстанции в решении от 29.04.2015 указал, что в силу возрастных особенностей ребенок находится под внушающим воздействием обоих родителей, оказывающих на него давление путем настраивания против второго родителя, что отражено в заключении эксперта-психолога ЧУ «Владимирское бюро судебной экспертизы».

Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда отменила решение суда первой инстанции, указав в том числе следующее <66>.

<66> Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 07.07.2015 по делу N 33-2424/2015 // Архив Владимирского областного суда.

По требованиям об определении места жительства ребенка одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом подлежащих применению норм материального права является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Принимая обжалуемое решение и определяя место жительства несовершеннолетнего ребенка с отцом, суд принял во внимание заключение эксперта и оценил его в совокупности с иными доказательствами, в частности показаниями свидетелей.

Вместе с тем данными доказательствами не подтверждено наличие исключительных обстоятельств для разлучения ребенка с матерью, перемены его места жительства, учитывая, что сторонами созданы равные условия для воспитания и развития несовершеннолетнего ребенка.

Как следует из заключения эксперта-психолога, ребенок эмоционально привязан к обоим родителям, переживает развод и конфликтные отношения родителей; затяжной семейный конфликт негативным образом влияет на эмоциональное состояние ребенка; неудовлетворенность существующей ситуацией в семье и системой сложившихся взаимоотношений между членами семьи вызывает у него повышенный уровень невротизации. Ребенок в силу возрастных особенностей находится под внушающим воздействием своих родителей, на него оказывается давление путем навязывания субъективного мнения каждого из родителей.

Однако судом не принято во внимание, что заключение эксперта не содержит однозначных выводов о желании ребенка проживать с отцом, а не с матерью, а также выводов о том, что у отца имеется большая способность к воспитанию ребенка и выполнению родительских обязанностей, чем у матери, что однозначно свидетельствовало бы о необходимости определения места жительства ребенка с отцом.

Также в заключении отдела опеки и попечительства не содержится выводов о том, что с учетом обстоятельств, характеризующих обстановку, сложившуюся в месте проживания каждого родителя, проживание ребенка с отцом будет соответствовать его (ребенка) интересам.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Генеральной ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года, малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Каких-либо исключительных обстоятельств, исходя из которых в данном случае ребенок мог быть разлучен с матерью, судом по делу не установлено.

Учитывая, что мотивы, которые положены в основу иска, не нашли своего объективного подтверждения, а также то обстоятельство, что родители имеют равные права на воспитание ребенка, ими созданы равные условия для воспитания и развития ребенка, учитывая возраст ребенка, нуждаемость ребенка в таком возрасте в материнской любви, внимании и заботе, судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что проживание несовершеннолетнего у отца является более предпочтительным и исключительно соответствует интересам ребенка, в связи с чем решение суда отменено, в удовлетворении иска С.Е. отказано.

При этом судебная коллегия указала, что при возникновении иных оснований, связанных с изменением образа жизни матери ребенка (существенным падением уровня материального благополучия, делающим невозможным содержание и воспитание ребенка), негативным влиянием на сына и ухудшением взаимоотношений с ним, иных обстоятельств, существенно влияющих на интересы несовершеннолетнего, истец вправе повторно поставить вопрос об определении места жительства ребенка с ним.

Можно привести и примеры в пользу определения места жительства ребенка с отцом. Так, определяя место жительства ребенка с отцом, Гусь-Хрустальный городской суд Владимирской области в решении от 01.11.2016 обоснованно учел проявление большей заботы и внимания к ребенку со стороны отца; принял во внимание социальное поведение матери ребенка, которое было не всегда направлено на защиту интересов несовершеннолетнего и создавало неблагоприятный морально-психологический климат в семье; проживание с отцом ребенка его бабушки и дедушки, с которыми сложились гармоничные отношения; длительное проживание ребенка с отцом; условия проживания; отсутствие работы у матери; возраст ребенка (9 лет) <67>.

<67> Дело N 2-1536/2016 // Архив Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области.

По требованиям об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей в целях всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений, выявления психологических особенностей каждого из родителей.

В абзаце восьмом раздела шестого «Рассмотрение судами дел об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г. обращено внимание на то, что, когда установление тех или иных обстоятельств дела требует специальных знаний, судами назначаются экспертизы для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях, в частности, назначаются судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические).

На необходимость назначения экспертизы для диагностики внутрисемейных отношений также указано в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015) <68> (пример N 4).

<68> БВС РФ. 2016. N 9.

В монографии «Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка» <69> ее авторы — Ф.С. Сафуанов, Н.К. Харитонова, О.А. Русаковская — обобщили мировую практику и результаты собственных исследований в области комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по гражданским делам по спорам о воспитании детей и раскрыли особенности проведения такой экспертизы. Авторы отмечают, что при решении споров о воспитании суду необходимо раскрыть и выявить действительные интересы истца, ответчика и ребенка, что заставляет обращаться к внутренним мотивам поведения и особенностям личных отношений родителей друг к другу и к ребенку.

Именно в раскрытии этих внутренних аспектов судебной проблемы состоит для суда значение комплексного психолого-психиатрического исследования.

<69> Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. М.: Генезис, 2011. 192 с.

Далее авторы анализируют этапы исследования.

Первым этапом является индивидуальная диагностика членов семьи. Основные задачи, решаемые на этом этапе экспертизы:

— экспертная диагностика индивидуально-психологических особенностей каждого из родителей, возможного психического расстройства каждого из родителей; при их выявлении — выделение личностных особенностей, обусловленных характером и течением психического расстройства. В компетенцию психолога входит определение индивидуально-психологических особенностей, а в компетенцию психиатра — установление наличия или отсутствия каких-либо психических расстройств. В случае выявление психического расстройства совместной компетенцией психолога и психиатра будет являться определение личностных особенностей, которые обусловлены характером выявленной психической патологии, и их влияния на поведение, связанное с воспитанием ребенка;

— экспертная диагностика индивидуально-психологических особенностей ребенка, уровня его психического развития. К компетенции психолога относится определение индивидуально-психологических особенностей ребенка, к компетенции психиатра — установление или исключение патологии или отставания в психическом развитии, наличия или отсутствия психопатологических нарушений, связанных с ситуацией семейного конфликта или с характером взаимоотношений с одним из родителей, а к сфере совместной компетенции — заключение о клинико-психологических особенностях и уровне психического развития.

Второй этап — ситуационная диагностика семейных отношений.

На этом этапе индивидуальная экспертная диагностика используется для анализа ситуации семейных взаимоотношений членов семьи в целом. Задачами второго этапа являются:

— экспертная диагностика отношения отца и матери к ребенку;

— экспертная диагностика отношения ребенка к каждому из родителей, а также к другим членам семьи.

Решение задач второго этапа экспертного исследования является в основном прерогативой психолога, однако при выявленном влиянии на взаимоотношения между членами семьи психических расстройств кого-либо из них их решение будет входить в совместную компетенцию психологов и психиатров.

Третий этап — прогностическая клинико-психологическая оценка психического развития ребенка.

В рамках этого этапа синтезируются данные первого и второго этапов экспертизы и вырабатывается комплексная клинико-психологическая прогностическая оценка психического развития ребенка.

Основной задачей третьего этапа экспертизы является диагностика возможного негативного влияния психического состояния, индивидуально-психологических особенностей отца и матери, семейного конфликта на психическое состояние и особенности психического развития ребенка. В широком смысле задача этапа соподчинена судебному установлению возможности каждого из родителей «создания ребенку условий для воспитания и развития» (ч. 3 ст.

65 СК РФ).

Кроме того, авторы обращают внимание на то, что негативное и конфликтное отношение ребенка к отдельно проживающему родителю может быть связано именно с психологическим индуцированием, а не только с негативным опытом взаимодействия с данным родителем в предразводный период. Экспериментально-психологический метод исследования является достоверным способом выявления характера отношений ребенка к каждому из родителей, позволяющим определить, соответствует ли высказываемый ребенком в беседе, проявляющийся в его общении с родителем характер детско-родительских взаимоотношений (как положительный, так и отрицательный) действительности или нет. Такое «соответствие-несоответствие» существенно для вынесения судебного решения.

Специалисты в области психологии и психиатрии рекомендуют ставить перед экспертами следующие вопросы <70>:

<70> См., например: Ишков Ю.В., Никонова О.А. Некоторые проблемы судебно-психологической экспертизы при бракоразводном процессе на современном этапе развития общества в России // Вестник Астраханского государственного технического университета. 2014.

N 1 (57). С. 71 — 76; Мардер Л.Д. Опыт судебно-психологической экспертизы по вопросам о воспитании и месте жительства детей: измерение рисков // Психология и право.

2013. N 1. С. 77 — 87.

— каковы индивидуально-психологические особенности каждого из родителей (а также имеются ли у них психические расстройства) и их влияние на поведение, связанное с воспитанием ребенка;

— каковы индивидуально-психологические особенности ребенка, уровень его психического развития (в т.ч. имеется ли патология или отставание в психическом развитии), связаны ли они с ситуацией семейного конфликта и как влияют на взаимоотношения с родителями;

— каково восприятие ребенком семейной ситуации и отношений, сложившихся между его родителями;

— каковы отношения отца и матери к ребенку;

— каковы отношения ребенка к каждому из родителей, а также к другим членам семьи (проживающим с отцом и матерью);

— что является причиной отказа ребенка от общения с отцом (матерью);

— является ли мнение ребенка по вопросу об определении его места жительства самостоятельным;

— могут ли индивидуально-психологические особенности каждого из родителей оказать негативное влияние на психическое состояние и особенности психического развития ребенка.

Недопустимо ставить перед экспертами правовые вопросы (например, с кем из родителей следует проживать ребенку?), поскольку разрешение таких вопросов относится к компетенции не эксперта, а суда.

Как правило, судами в необходимых случаях обоснованно назначаются судебные экспертизы.

Так, Определением Судогодского районного суда Владимирской области от 19.08.2016 по делу по иску М. к Н. об определении места жительства ребенка П. <71> назначена судебная психолого-педагогическая экспертиза с постановкой перед экспертом следующих вопросов:

<71> Дело N 2-750/2016 // Архив Судогодского районного суда Владимирской области.

— каковы индивидуально-психологические особенности родителей П.: М. и Н.;

— каковы индивидуально-психологические особенности и уровень развития П.;

— каково психологическое отношение матери Н. и отца М. к П.;

— каково психологическое отношение П. к отцу М. и матери Н.;

— могут ли индивидуально-психологические особенности М. и Н. оказать негативное влияние на психологическое состояние и развитие П.

В рамках этой экспертизы мнение ребенка выявлялось без присутствия родителей с их согласия.

Определением Октябрьского районного суда г. Владимира от 02.12.2015 по делу по иску Р.В. к Р.Н. о передаче детей по требованию родителя, проживающего отдельно <72>, назначалась судебная психолого-педагогическая экспертиза, на разрешение которой были поставлены вопросы:

<72> Дело N 2-3575/2015 // Архив Октябрьского районного суда Владимирской области.

— каковы основные индивидуально-психологические особенности детей Р., 2005 г.р., М., 2008 г.р.;

— какое влияние на детей отказывает конфликт между родителями;

— каково эмоциональное отношение ребенка к каждому из родителей;

— какова степень привязанности детей к каждому из родителей;

— какое эмоционально-психологическое влияние оказывают на детей отец Р.В., мать Н.Е. и ее сожитель В.В.;

— учитывая индивидуально-психологические и возрастные особенности детей и их эмоциональное состояние, воспитание и проживание с кем из родителей в большей степени соответствует интересам детей в настоящее время.

При определении места жительства ребенка одним из существенных обстоятельств, имеющих значение для дела, является сложившийся образ жизни ребенка.

Так, Фрунзенский районный суд г. Владимира в решении от 18.05.2016 по делу по иску С. к К. об определении места жительства ребенка и по встречному иску К. к С. о том же, определяя место жительства ребенка с отцом (с которым ребенок проживал около года на момент рассмотрения дела), обоснованно указал в том числе, что в целях сохранения стабильного психоэмоционального состояния ребенка, готовящегося к поступлению в первый класс школы в сентябре 2016 года, менять сложившийся образ жизни несовершеннолетнего и его место жительства суд признает не соответствующим интересам ребенка <73>.

<73> Дело N 2-453/2016 // Архив Фрунзенского районного суда г. Владимира.

Если оба родителя, в том числе после расторжения брака, проживают с ребенком, зарегистрированы по одному адресу, жилое помещение является единственным местом жительства как отца, так и матери, то требование об определении места жительства ребенка удовлетворению не подлежит.

Исходя из содержания п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства ребенка определяется при раздельном проживании родителей.

Если родители проживают совместно с ребенком в одном жилом помещении, то спор о месте проживания ребенка между родителями фактически отсутствует, т.е. требования истца являются необоснованными и удовлетворению не подлежат. В противном случае место жительства ребенка будет определено судом на будущее время, без оценки фактических обстоятельств, которые будут существовать на момент раздельного проживания родителей.

Так, решением Петушинского районного суда Владимирской области от 02.06.2016 по иску матери детей Н.В. к их отцу Н.Е. об определении места жительства детей Е. и К. в удовлетворении исковых требований отказано <74>. Судом установлено, что истец и ответчик вместе с детьми проживают в квартире в г. Покрове, что подтверждается в том числе актом обследования жилищных условий. Согласно заключению органа опеки и попечительства при таких обстоятельствах определение места жительства детей преждевременно. Суд пришел к выводу, что определение места жительства ребенка возможно только при фактическом раздельном проживании ребенка с одним из родителей.

При этом конфликтные отношения родителей и намерение изменить место жительства в будущем не являются основанием для удовлетворения иска.

<74> Дело N 2-811/2016 // Архив Петушинского районного суда Владимирской области.

Вместе с тем, как справедливо отмечает А.М. Нечаева, если переезд по другому адресу очевиден, намечается на ближайшее время, подтверждается документально (например, у истца имеются правоустанавливающие документы на иное жилое помещение), то в этом случае возможно составление органом опеки и попечительства акта осмотра жилого помещения, в которое намечается переезд, и исследование судом реально складывающейся (а не гипотетической) обстановки <75>.

<75> Нечаева А.М. Споры о неделимом // Российская юстиция. 2016.

N 2. С. 15 — 18.

Дискуссионным является вопрос о том, может ли суд отказать в иске, если придет к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска одного из родителей об определении места жительства ребенка (с ним или с другим родителем) при отсутствии встречного иска, либо суд должен в любом случае определить место жительства ребенка?

Так, О. — мать несовершеннолетних дочерей (9 лет и 6 лет) — обратилась в суд с иском к отцу детей Р. об определении места жительства детей по месту проживания ответчика Р., указав в обоснование, что после прекращения брачных отношений истца и ответчика дети остались проживать с истцом, но рабочий день истца составляет десять часов, девочки во время отсутствия матери предоставлены сами себе. Истец физически не способна полноценно исполнять свои обязанности по воспитанию детей. В районе проживания ответчика расположены школа и детский сад, которые посещают дочери.

Ответчик Р. иск не признал, пояснив, что по договоренности с истцом дети остались проживать с матерью, привязанность детей к матери гораздо больше, чем к отцу. Мать в полном объеме справляется с исполнением родительских обязанностей. Отец же проживает временно в Москве и не сможет воспитывать детей.

Решением Фрунзенского районного суда г. Владимира от 26.11.2015 в удовлетворении иска О. отказано <76>. Суд исходил из интересов детей, их возраста, половой принадлежности, сложившихся отношений между истцом и дочерьми. Также судом приняты во внимание: установленная в судебном заседании невозможность создания отцом благоприятных условий для воспитания и развития детей; жилищно-бытовые условия истца и ответчика; нежелание ответчика проживать с дочерьми; проживание вместе с истцом бабушки детей, которая помогает в уходе за ними.

На момент принятия решения истец проживала на основании договора найма в жилом помещении рядом с детским садом и школой, которые посещали дети.

<76> Дело N 2-1808/2015 // Архив Фрунзенского районного суда г. Владимира.

В приведенном примере суд обоснованно принял к производству и рассмотрел по существу иск одного из родителей об определении места жительства детей с другим родителем. Однако, отказав в удовлетворении иска матери об определении места жительства детей с отцом, суд, по нашему мнению, не разрешил правовой конфликт: не определил место жительства детей с матерью, видимо, считая, что таким решением суд выйдет за пределы заявленных требований (часть 3 статьи 196 ГПК РФ). Полагаем, что, если суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска одного из родителей об определении места жительства ребенка (с ним или с другим родителем), то и при отсутствии встречного иска суд должен определить место жительства ребенка.

Определяя место жительства ребенка с родителем, планирующим переезд в другую страну, суд должен выяснить условия и возможность проживания ребенка в указанной стране, соответствие этих условий интересам ребенка, возможность и объем осуществления другим родителем родительских прав при таких обстоятельствах.

Так, Верховный Суд Российской Федерации, отменяя решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19.03.2015 (с учетом дополнительного решения того же суда от 30.06.2015), оставленное без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28.10.2015, которым место жительства несовершеннолетней С. определено совместно с матерью М. по месту ее проживания, а с отца А. в пользу М. взысканы алименты на содержание ребенка, указал следующее <77>.

<77> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 07.06.2016 по делу N 5-КГ16-76 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». ИБ «Судебная практика».

Определяя место жительства несовершеннолетней С. совместно с матерью по месту ее проживания, суд первой инстанции сослался на заключение управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Одинцовскому району от 22.07.2014, между тем указанное заключение было подготовлено за восемь месяцев до вынесения решения по существу спора. При этом на момент составления заключения ребенок с матерью выехал за пределы Российской Федерации и проживал в другом государстве более трех месяцев. Заключение не содержит анализа условий проживания ребенка по другому месту жительства, отсутствует ссылка на акт обследования жилищных условий ребенка.

Заключение не содержит каких-либо выводов о соответствии этих условий объективным потребностям ребенка, отец ребенка не опрошен.

Определив место жительства ребенка с матерью и установив их фактическое проживание на территории другой страны (Великобритании), суд первой инстанции не выяснил условия и возможность проживания ребенка в указанной стране, соответствие этих условий интересам ребенка. Не являлся предметом обсуждения вопрос о возможности и объеме осуществления отцом ребенка родительских прав при вышеуказанных обстоятельствах.

От участия в назначенной судом судебной психологической экспертизе М. уклонилась, что не позволило выяснить мнение ребенка по вопросу об определении ее места жительства. При этом суд не дал оценки выводам судебной психологической экспертизы, при проведении которой исследованы индивидуально-психологические особенности отца ребенка и было выявлено теплое, эмоционально-ценностное его отношение к ребенку. Их отношения охарактеризованы как очень близкие, равные, уважительные, любящие, установлена осведомленность отца ребенка относительно вопросов, касающихся здоровья, эмоциональных и личностных качеств девочки, предпочитаемых видов деятельности, коммуникативных особенностей, интересов и потребностей ребенка.

Вопросы относительно индивидуально-психологических особенностей матери, взаимоотношений девочки с каждым из родителей, психологического анализа ситуации в целом (наличие или отсутствие семейного конфликта, его влияния на психологическое состояние и нравственное развитие ребенка), определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей и характера взаимоотношений девочки в новой семье матери остались неразрешенными.

1.2. Резолютивная часть решения суда по искам об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей

По справедливому замечанию Н.Б. Зейдера, резолютивная часть судебного решения является его квинтэссенцией, поскольку именно в ней «формулируется приказ, содержащийся в судебном решении» <78>. От того, насколько определенно, ясно, полно будет изложена резолютивная часть решения суда по делу, связанному с воспитанием детей, во многом зависит обеспечение соблюдения прав и интересов ребенка, а также его родителей.

<78> Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М.: Юридическая литература, 1966.

С. 83.

В целях обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних содержание резолютивной части решения суда по делу об определении места жительства ребенка должно, по нашему мнению, соответствовать следующим требованиям.

В резолютивной части решения по делу об определении места жительства ребенка должен быть указан конкретный адрес, по которому суд определил место жительства ребенка, даже если в исковом заявлении сформулировано требование в общем виде без указания конкретного адреса.

Поскольку определенность судебного решения по делу, связанному с воспитанием детей, является гарантией обеспечения прав и интересов ребенка, в резолютивной части решения по делу об определении места жительства ребенка должен быть указан конкретный адрес.

Так, решением Ленинского районного суда г. Владимира от 22.04.2014 удовлетворены исковые требования Б. к З. об определении места жительства четырнадцатилетней дочери Н. Суд определил место жительства Н. с матерью Б. по ее фактическому проживанию и регистрации с указанием конкретного адреса <79>.

<79> Дело N 2-1407 // Архив Ленинского районного суда г. Владимира.

Б. подала апелляционную жалобу, в которой указала, что суд вышел за пределы заявленных требований, поскольку истец просила определить место жительства ребенка с матерью, не конкретизируя адрес.

Оставляя без изменения решение Ленинского районного суда г. Владимира от 22.04.2014, судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда указала, что довод жалобы о выходе суда первой инстанции за пределы заявленных требований, выразившемся в определении в резолютивной части решения конкретного адреса проживания и регистрации истца, является необоснованным, поскольку вывод суда о месте жительства ребенка с матерью был сделан в том числе на основании акта обследования жилищных условий в конкретном жилом помещении <80>.

<80> Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 31.07.2014 по делу N 33-2709/2014 // Архив Владимирского областного суда.

Вместе с тем иногда встречаются случаи, когда суды не указывают в резолютивной части конкретный адрес места жительства.

Так, в решении Судогодского районного суда Владимирской области от 12.04.2016 суд в резолютивной части определил место жительства дочери с отцом, ограничившись лишь указанием фамилии, имени, отчества отца и даты его рождения, не указав конкретный адрес места жительства <81>.

<81> Дело N 2-185/2016 // Архив Судогодского районного суда Владимирской области.

В резолютивной части решения Вязниковского городского суда Владимирской области от 07.12.2015 суд определил место жительства детей по месту жительства матери без указания конкретного адреса <82>.

<82> Дело N 2-1350/2015 // Архив Вязниковского городского суда Владимирской области.

Если ребенок во время рассмотрения дела проживал с одним из родителей, а решением суда его место жительства определено с другим родителем, в резолютивной части решения должно быть указано на обязанность родителя, с которым ребенок проживает, передать его другому родителю, независимо от того, заявлено ли такое требование.

На необходимость возложения указанной обязанности на родителя, с которым проживает ребенок, указано в абзацах тридцать девятом — сорок седьмом раздела шестого «Рассмотрение судами дела об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.

Отсутствие указания на передачу ребенка может вызвать трудности при исполнении судебного акта, поскольку у судебных приставов-исполнителей могут возникнуть вопросы, вправе ли они осуществлять принудительное отобрание ребенка, если у родителя, с которым определено место жительства ребенка, другой родитель заберет ребенка и не будет ему возвращать.

Как правило, суды в рассматриваемых ситуациях включают в резолютивную часть решения формулировку: «Обязать Ф.И.О. (дата рождения) передать ребенка Ф.И.О. (дата рождения) на воспитание Ф.И.О. (дата рождения)».

Так, решением Меленковского районного суда Владимирской области от 01.12.2015 место жительства пятилетнего Д. определено с матерью И. Кроме того, поскольку ребенок при рассмотрении дела находился у отца В., суд в резолютивной части решения указал: «Обязать В. передать несовершеннолетнего сына Д. его матери И.» <83>.

<83> Дело N 2-454/2015 // Архив Меленковского районного суда Владимирской области.

В резолютивной части заочного решения Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области от 09.09.2014 суд, определяя с отцом Д. место жительства малолетнего Г., находящегося у матери В., указал: «Обязать В. передать малолетнего Г. его отцу Д.» <84>.

<84> Дело N 2-1186/2014 // Архив Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области.

Рекомендуется также указывать срок передачи ребенка.

При определении места жительства ребенка с родителем, с которого по судебному постановлению взыскиваются алименты на содержание ребенка в пользу другого родителя, в резолютивной части решения суда должно быть указано на освобождение родителя, с которым определено место жительства ребенка, от уплаты алиментов.

Так, на основании судебного приказа с М. в пользу И. взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего сына Д., 2000 года рождения, в размере и части всех видов заработка и иных доходов ежемесячно до достижения ребенком совершеннолетия.

В резолютивной части решения Судогодского районного суда Владимирской области от 28.03.2016 по иску М. к И. об определении места жительства ребенка суд помимо определения места жительства указал: «Освободить М. от уплаты алиментов в пользу И. на содержание несовершеннолетнего сына Д., взысканных на основании судебного приказа (указаны реквизиты), с момента вынесения решения суда» <85>. Такая практика заслуживает поддержки. Возможно также определение срока с указанием на календарную дату.

<85> Дело N 2-219/2016 // Архив Судогодского районного суда Владимирской области.

В резолютивной части решения об определении места жительства ребенка необходимо разъяснять положения пунктов 1 и 3 статьи 66 СК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 66 СК РФ родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования.

Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию.

В силу пункта 3 указанной статьи при невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях и законодательством об исполнительном производстве. При злостном невыполнении решения суда суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребенка, может вынести решение о передаче ему ребенка исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка.

Приведенные положения необходимо излагать в резолютивной части решения суда для того, чтобы ориентировать родителей на надлежащее осуществление своих родительских прав, что отвечает интересам ребенка. Разъяснение в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10 о необходимости предупреждения о возможных последствиях невыполнения решения суда (ст. 66 СК РФ) только при определении порядка участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка не препятствует включению указанного предупреждения в резолютивную часть решения суда об определении места жительства ребенка, поскольку в силу п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» суд при разрешении вопроса о наличии или отсутствии того или иного правоотношения либо отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц в случае удовлетворения иска обязан в необходимых случаях указать в резолютивной части на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание.

В большинстве проанализированных автором дел судами в резолютивных частях решения родителям разъяснялись положения пунктов 1 и 3 статьи 66 СК РФ, например в резолютивной части решения Судогодского районного суда Владимирской области от 12.04.2016 <86>, в резолютивной части решения Меленковского районного суда Владимирской области от 04.03.2015 <87> и др.

<86> Дело N 2-185/2016 // Архив Судогодского районного суда Владимирской области.

<87> Дело N 2-59/2015 // Архив Меленковского районного суда Владимирской области.

Некоторые суды разъясняют положения статьи 66 СК РФ не в резолютивной, а в мотивировочной части решения. Так, в решении Петушинского районного суда Владимирской области от 15.01.2014 суд, определяя место жительства дочери с матерью, разъяснил положения статьи 66 СК РФ в мотивировочной части решения <88>.

<88> Дело N 2-162/2014 // Архив Петушинского районного суда Владимирской области.

Также встречаются случаи, когда положения статьи 66 СК РФ в решении суда не приводятся вовсе. Так, в решении Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области от 06.09.2016 по делу по иску М. к Э. о лишении родительских прав и иску Э. к М. об определении порядка общения с ребенком положения статьи 66 СК РФ не разъяснены ни в мотивировочной, ни в резолютивной частях <89>. Подобную практику нельзя признать правильной.

<89> Дело N 2-1056/2016 // Архив Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области.

В резолютивной части решения суда по делу об определении места жительства ребенка не следует возлагать на стороны обязанности, носящие неправовой характер, либо контроль за исполнением которых заведомо затруднителен.

Так, в резолютивных частях решений судов об определении места жительства детей встречается возложение на стороны обязанностей корректно относиться друг к другу, не создавать конфликтных ситуаций, совместно решать вопросы, касающиеся воспитания, обучения и лечения детей (заочное решение Вязниковского городского суда Владимирской области от 11.02.2016 по делу по иску М.Ю. к М.С. об определении места жительства детей <90> и др.).

<90> Дело N 2-1056/2016 // Архив Вязниковского городского суда Владимирской области.

Если наряду с требованием об определении места жительства ребенка заявлено требование о взыскании алиментов, то в резолютивной части решения необходимо указать получателя алиментов, способ их расчета и период взыскания.

Так, решением Фрунзенского районного суда г. Владимира от 01.12.2016 удовлетворены требования В. к О. об определении места жительства и взыскании алиментов. Суд определил место жительство ребенка с матерью В. и взыскал с отца ребенка алименты на содержание несовершеннолетней дочери в твердой денежной сумме до достижения совершеннолетия <91>.

<91> Дело N 2-1979/2016 // Архив Фрунзенского районного суда г. Владимира.

Завершая анализ дел по спорам об определении места жительства ребенка, отметим, что решение суда по делам этой категории не может быть формальным, а должно реально исполняться. Длительное исполнение либо неисполнение решения суда об определении места жительства ребенка недопустимо, поскольку существенно нарушает права ребенка, противоречит его интересам. Подтверждением этому является Постановление от 13.11.2012 Европейского суда по правам человека <92>.

<92> Постановление Европейского суда по правам человека от 13.11.2012 по делу «Y.U. против Российской Федерации» (жалоба N 41354/10) // Российская хроника Европейского суда. 2013. N 3.

Из обстоятельств дела следовало, что 06.08.2009 вступило в силу решение районного суда об определении места жительства ребенка с матерью, 31.08.2009 заявительнице был выдан исполнительный лист, в котором указано, что ребенок должен проживать с матерью. На момент обращения заявительницы в Европейский суд по правам человека решение районного суда не было исполнено.

Европейский суд указал, что довод властей Российской Федерации о том, что длительное неисполнение решения суда явилось следствием того, что отец ребенка скрывался от государственных органов, не выдерживает критики: ни в какой момент времени его местонахождение не являлось неизвестным государственным органам. Он был зарегистрирован по месту жительства в доме в селе Никитском, где фактически проживал большую часть времени с августа 2008 года. Власти располагали номером мобильного телефона ответчика и знали, где проживали близкие члены его семьи.

Следователь и сотрудники милиции опрашивали несколько раз отца ребенка лично. Кроме того, в 2010 году соответствующие органы оформили для ребенка паспорт. При таких обстоятельствах очевидно, что неисполнение решения суда от 17.04.2009 не являлось следствием отсутствия информации о местонахождении ребенка и его отца.

Европейский суд также отметил, что национальные власти не приняли действенных мер по координации деятельности судебных приставов, прокуратуры и милиции. При этом на государство возлагается обеспечение сотрудничества между различными учреждениями таким образом, чтобы гарантировать эффективность исполнительного производства.

Кроме того, национальные органы не делали попыток оценить психологическое состояние ребенка в ходе исполнительного производства. Тот факт, что в двух случаях, в мае 2010 года и феврале 2011 года, ребенок в присутствии отца заявил следователю и сотруднику милиции, что он хочет проживать с семьей отца, недостаточен, чтобы сделать вывод, что в его интересах было оставаться с отцом в нарушение решения суда. И следователь, и сотрудник милиции не могли заменить детского психолога, способного оценить, выражал ли маленький ребенок свое мнение или просто выполнял указания своих родственников, учитывая, что ко времени этих опросов ребенок проживал с отцом более двух лет и его контакты с заявительницей были ограничены.

Европейский суд по правам человека пришел к выводу о том, что российские власти не приняли безотлагательно всех мер, которых от них можно было разумно ожидать, чтобы обеспечить исполнение решения об определении места жительства ребенка с заявительницей и что они тем самым нарушили право заявительницы на уважение семейной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

<

p>Источник: «Споры о детях: традиционные ценности и судебная практика: Монография». Якушев П.А.,»Проспект», 2018

Загрузка ...