Дела о лишении родительских прав.

Дела о лишении родительских прав. Якушев П.А., кандидат юридических наук, доцент, председатель 1-го судебного состава по рассмотрению гражданских дел в апелляционном порядке Владимирского областного суда.

Приоритет воспитания ребенка в семье занимает одно из центральных мест как в системе традиционных семейных ценностей, так и среди принципов объективного семейного права.

В статье 9 Конвенции о правах ребенка <143> (принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года) закреплена обязанность государства обеспечивать неразлучность ребенка с родителями, кроме случаев, когда на основании судебного постановления уполномоченные органы определяют в установленном законом порядке, что разлучение необходимо в интересах ребенка, в частности, когда родители жестоко обращаются с ребенком, не заботятся о нем либо когда родители проживают раздельно и необходимо определить место проживания ребенка (статья 9).

<143> Конвенция ООН о правах ребенка // Электронный ресурс: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.

В ряде постановлений Европейский суд по правам человека указывал, что взаимное использование прав родителей и детей на общение друг с другом составляет фундаментальный элемент семейной жизни, а внутригосударственные законодательные и административные меры, препятствующие такому общению, представляют собой вмешательство в защищенное статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на уважение частной и семейной жизни <144>.

<144> Постановление от 12 июля 2001 года Большой Палаты Европейского суда по правам человека по делу «К. и Т. против Финляндии», жалоба N 25702/94 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». Информационный банк «Международные правовые акты».

В пункте 3 статьи 1 СК РФ в качестве одного из принципов семейного права назван приоритет семейного воспитания детей, а пунктом 1 статьи 63 СК РФ установлено, что преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами имеют родители.

Абзац второй пункта 4 статьи 1 СК РФ предусматривает, что семейные права граждан могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан.

В качестве исключительного способа защиты прав и интересов ребенка и высшей мерой семейно-правовой ответственности родителей семейное законодательство предусматривает лишение родительских прав, влекущее утрату родителями всех прав, основанных на факте родства с ребенком <145>.

<145> Косова О.Ю. Судебное отобрание детей у родителей: вопросы теории и практики // Семейное и жилищное право. 2014.N 4. С. 19 — 23.

В пункте 13 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 подчеркнуто, что лишение родительских прав — крайняя мера ответственности родителей, которая применяется судом только за виновное поведение родителей по основаниям, указанным в статье 69 СК РФ, перечень которых является исчерпывающим.

Лишение родительских прав допускается в том случае, когда защитить права и интересы детей иным образом не представляется возможным.

Как мы отмечали во введении к настоящей работе, в целом в Российской Федерации наблюдается снижение количества удовлетворенных исков по делам о лишении родительских прав, что свидетельствует об усилении действия принципа приоритета семейного воспитания детей и укреплении в правосознании правоприменителей традиционных семейных ценностей. Так, в России в 2014 году удовлетворено 42 179 исков о лишении родительских прав, в 2015 году — 41 152 иска, в 2016 году — 40 890 исков <146>.

<146> Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Раздел «Данные судебной статистики» // http://www.cdep.ru/index.php?id=79.

4.1. Лица, участвующие в деле о лишении родительских прав

В пункте 15 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 разъяснены положения пункта 1 статьи 70 СК РФ относительно круга лиц, которые могут быть истцами по делам о лишении родительских прав. Дела о лишении родительских прав рассматриваются судом по заявлению:

— одного из родителей независимо от того, проживает ли он вместе с ребенком;

— лиц, заменяющих родителей (усыновителей, опекунов, попечителей, приемных родителей, патронатных воспитателей);

— прокурора;

— органа или организации, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги (статья 155.1 СК РФ), и другие)).

Пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10, содержавший разъяснения относительно круга истцов по делам рассматриваемой категории, признан утратившим силу в связи с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44.

В юридической литературе отмечается, что достаточно широкий перечень лиц, которые могут обратиться в суд с иском о лишении родительских прав, не соответствует исключительности этой крайней меры ответственности родителей. По мнению некоторых исследователей, целесообразнее наделить правом предъявления иска о лишении родительских прав только прокурора, органы опеки и попечительства, специально управомоченные на защиту прав ребенка учреждения <147>.

<147> Нечаева А.М. Особенности судебной защиты семейных прав ребенка // Российская юстиция. 2017. N 8. С. 14 — 17.

Встречаются случаи, когда судами принимаются к рассмотрению заявления, поданные органами или лицами, которые таким правом не обладают. Например, судами принимались и рассматривались заявления о лишении родительских прав от начальников внутренних дел, от детей, достигших совершеннолетия на момент обращения в суд (абзац четвертый раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.).

В то же время сам ребенок, достигший возраста четырнадцати лет, может подать иск о лишении родительских прав, поскольку пункт 1 статьи 70 СК РФ необходимо применять в совокупности с пунктом 2 статьи 56 СК РФ, согласно которому при нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет — в суд (абзацы пятый — восьмой раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.).

Исходя из положений статей 47 и 69 СК РФ в качестве ответчиков по искам о лишении родительских прав могут быть только родители, то есть лица, указанные в записи акта о рождении ребенка в качестве матери и (или) отца ребенка (пункты 1 и 2 статьи 51 СК РФ).

Как разъяснено в абзацах втором — четвертом пункта 14 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44, не могут быть лишены родительских прав лица, заменяющие ребенку родителей (усыновители, опекуны, попечители, приемные родители, патронатные воспитатели).

Если усыновители уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей родителей, злоупотребляют родительскими правами, жестоко обращаются с усыновленным ребенком, являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией, суд в соответствии с пунктом 1 статьи 141 СК РФ вправе отменить усыновление.

В случаях ненадлежащего исполнения опекунами (попечителями), приемными родителями или патронатными воспитателями возложенных на них обязанностей, нарушения ими прав и законных интересов подопечного, в том числе при осуществлении опеки или попечительства в корыстных целях либо при оставлении подопечного без надзора и необходимой помощи, указанные лица могут быть отстранены органом опеки и попечительства от исполнения обязанностей опекуна (попечителя), приемного родителя или патронатного воспитателя (часть 5 статьи 29 Федерального закона от 24.04.2008 N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

При подготовке дела к судебному разбирательству, если иск предъявлен к одному из родителей, необходимо известить другого родителя, не проживающего совместно с ребенком, о времени и месте судебного разбирательства и разъяснить ему право заявить требование о передаче ему ребенка на воспитание (абзац второй пункта 20 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44; абзацы десятый — двадцать четвертый раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.).

При невозможности установления места нахождения ответчика или в случае, когда место его жительства неизвестно, суд в соответствии со статьей 50 ГПК РФ назначает адвоката в качестве его представителя.

С учетом положений статьи 78 СК РФ и статьи 47 ГПК РФ дела о лишении родительских прав рассматриваются судом с участием органа опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и его родителя (родителей), в отношении которого (которых) поставлен вопрос о лишении родительских прав.

Вопрос о проведении обследования условий жизни ребенка и названных лиц суду следует разрешать на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Представленный акт обследования и основанное на нем заключение органа опеки и попечительства по существу спора подлежат оценке судом в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами (статья 67 ГПК РФ).

Подробнее об особенностях участия органа опеки и попечительства изложено в главе 2 «Участия органов опеки и попечительства» раздела I «Общие положения» настоящей работы.

Дела о лишении родительских прав рассматриваются судами с участием прокурора (пункт 2 статьи 70 СК РФ), который дает заключение по делу.

При рассмотрении дел о лишении родительских прав следует учитывать положения статьи 12 Конвенции о правах ребенка и статьи 57 СК РФ, в соответствии с которыми ребенок вправе свободно выражать свое мнение по всем вопросам, затрагивающим его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Ребенок, достигший возраста десяти лет либо в возрасте младше десяти лет (если суд придет к выводу о том, что он способен сформулировать свои взгляды по вопросам, затрагивающим его права), может быть опрошен судом непосредственно в судебном заседании в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу.

Подробнее о выявлении мнения ребенка изложено в главе 3 «Выявление мнения ребенка» раздела I «Общие положения» настоящей работы.

Содержание
  1. 4.2. Основания лишения родительских прав
  2. 1. Уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов.
  3. 2. Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иной медицинской организации, образовательной организации, организации социального обслуживания или из аналогичных организаций.
  4. 3. Злоупотребление своими родительскими правами.
  5. 4. Жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними, покушение на их половую неприкосновенность.
  6. 5. Болезнь хроническим алкоголизмом или наркоманией.
  7. 4.3. Решение суда по делам о лишении родительских прав
  8. Передача судом ребенка на воспитание родственникам и другим лицам допускается только в случае, когда эти лица назначены его опекунами или попечителями.
  9. На данное обстоятельство указано в абзаце девяносто пятом раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.

4.2. Основания лишения родительских прав

Основания лишения родительских прав исчерпывающим образом приведены в статье 69 СК РФ. При этом лишение родительских прав применяется только за виновное поведение родителей.

Рассмотрим каждое из оснований лишения родительских прав подробнее.

1. Уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов.

Относительно данного основания в подпункте «а» пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 содержатся следующие разъяснения.

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их здоровье, о физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, обучении.

Отметим, что в действовавшем ранее абзаце втором пункта 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10 под уклонением родителей от выполнения своих обязанностей также понималось и отсутствие заботы о подготовке детей к общественно полезному труду.

В юридической литературе высказывается мнение, что абзац второй статьи 69 СК РФ необходимо уточнить, заменив словосочетание «уклонение от выполнения обязанностей родителя» на «злостное и (или) систематическое уклонение от выполнения обязанностей родителя», поскольку, по мнению ряда авторов, действующая формулировка позволяет формально лишить родительских прав за разовую незначительную провинность <148>. Полагаем такие опасения излишними, не основанными на реалиях российской судебной практики. Ни один суд не будет лишать родителей родительских прав за «разовую незначительную провинность», поскольку суды исходят из того, что лишение родительских прав является исключительной мерой семейно-правовой ответственности, применяемой только если защитить права и интересы детей иным образом не представляется возможным, на что неоднократно обращал внимание Верховный Суд Российской Федерации (п.13 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10, п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 1997 г. N 44).

<148> См., например: Зыков С.В. О выражении в законодательстве исключительного характера применения лишения родительских прав в качестве меры семейно-правовой ответственности // Семейное и жилищное право. 2017.N 2. С. 9 — 11.

Приведем пример лишения родительских прав вследствие виновного уклонения родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей. При рассмотрении Кольчугинским городским судом Владимирской области дела по иску комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав к И. и Ш. о лишении родительских прав было установлено, что на основании постановления главы администрации района дети были отобраны из-за антисанитарного состояния жилья и наличия кожных заболеваний детей, что угрожало их жизни и здоровью <149>. Основанием лишения родительских прав обоих родителей решением Кольчугинского городского суда Владимирской области от 29.01.2016 явилось уклонение родителей от выполнения обязанностей по обеспечению потребностей детей в детском питании, одежде, проживании в нормальных санитарно-гигиенических условиях, в своевременном получении медицинской помощи и лечении при болезни.

<149> Дело N 2-77/2016 // Архив Кольчугинского городского суда Владимирской области.

Разрешая вопрос о том, имеет ли место злостное уклонение родителя от уплаты алиментов, необходимо, в частности, учитывать продолжительность и причины неуплаты родителем средств на содержание ребенка.

О злостном характере уклонения от уплаты алиментов могут свидетельствовать, например:

  • наличие задолженности по алиментам, образовавшейся по вине плательщика алиментов, уплачиваемых им на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов или судебного постановления о взыскании алиментов;
  • сокрытие действительного размера заработка и (или) иного дохода, из которых должно производиться удержание алиментов;
  • розыск родителя, обязанного выплачивать алименты, ввиду сокрытия им своего места нахождения;
  • привлечение родителя к административной или уголовной ответственности за неуплату средств на содержание несовершеннолетнего (часть 1 статьи 5.35.1 КоАП РФ, часть 1 статьи 157 УК РФ).

Так, при рассмотрении дела по иску П.А. к П.Д. о лишении родительских прав в отношении дочери П.М. Гусь-Хрустальным городским судом Владимирской области было установлено, что ответчик с 2000 года без каких-либо уважительных причин не исполняет возложенные на него обязанности родителя по воспитанию и содержанию дочери <150>. Задолженность по алиментам составляет 996 573 руб. 69 коп. За неуплату без уважительных причин в нарушение решения суда средств на содержание несовершеннолетнего ребенка приговором мирового судьи судебного участка N 4 г. Гусь-Хрустальный и района П.Д.

07.12.2015 был осужден по ч. 1 ст. 157 УК РФ к исправительным работам на срок 5 месяцев, однако к отбыванию наказания не приступил, без уважительных причин не вышел на работу, вновь трудоустроился только 11.03.2016.

<150> Дело N 2-1008/2016 // Архив Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области.

Решением Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области от 31.05.2016 П.Д. лишен родительских прав.

2. Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иной медицинской организации, образовательной организации, организации социального обслуживания или из аналогичных организаций.

Как отмечает А.М. Нечаева, отказ родителей (одного из них) без уважительных причин взять своего ребенка из детского учреждения на практике не был редким явлением, но суды испытывали затруднения при решении вопроса, можно ли относить данное обстоятельство к основаниям лишения родительских прав. В результате под влиянием судебной практики данное основание было закреплено в Семейном кодексе Российской Федерации <151>.

<151> Нечаева А.М. Семейное право: актуальные проблемы теории и практики. М.: Юрайт-Издат, 2007.С. 39.

В подпункте «б» пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 разъясняется, что при рассмотрении иска о лишении родительских прав по данному основанию суду, в частности, следует проверить:

  • какими причинами был обусловлен такой отказ и являются ли они уважительными;
  • имеют ли родители (один из них) предусмотренное законом право на устройство своего ребенка на полное государственное обеспечение в соответствующие организации и учреждения, и если имеют, то на какой срок (пункт 2 статьи 155.1 СК РФ, статья 13 и пункт 3 статьи 14 Федерального закона от 24.06.1999 N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», статья 1 Федерального закона от 24.07.1998 N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», часть 3 статьи 54 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»);
  • поддерживают ли родители (один из них) отношения с ребенком;
  • предпринимались ли родителями (одним из них) какие-либо меры к преодолению обстоятельств, послуживших основанием для отказа взять ребенка, и (или) изменились ли эти обстоятельства (например, родителям, временно поместившим ребенка на основании подпункта 2 пункта 3 статьи 14 Федерального закона от 24.06.1999 N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в связи с утратой семьей жилого помещения в результате стихийного бедствия, предоставлено жилое помещение; одинокий родитель, находившийся в трудной жизненной ситуации в связи с утратой работы, трудоустроился).

Следовательно, Верховный Суд Российской Федерации ориентирует суды на необходимость тщательного изучения причин отказа родителей взять своего ребенка из соответствующей организации.

3. Злоупотребление своими родительскими правами.

Под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей.

В подпункте «в» пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 разъясняется, что к злоупотреблению родительскими правами относятся, в частности:

  • создание препятствий в получении детьми общего образования;
  • вовлечение в занятие азартными играми;
  • склонение к бродяжничеству, попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, наркотических средств или психотропных веществ, потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ;
  • вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности (статья 9 Федерального закона от 25.07.2002 N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», статья 24 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму»). Указанное основание лишения родительских прав приобретает все большую актуальность. В средствах массовой информации достаточно часто публикуют материалы о возвращении жен и детей боевиков из Сирии и других стран, где фактически дети вследствие религиозного фанатизма родителей постоянно рисковали жизнями <152>.

<152> См., например: Дроботов А. Сто пятьдесят ставропольцев уехали в Сирию воевать за террористов // Комсомольская правда. 2017. 9 янв.

Если сравнить подпункт «в» пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 с ранее действовавшим абзацем третьим пункта 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10, то усматривается, что Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя содержание понятия «злоупотребление родительскими правами», конкретизировал, что злоупотреблением родительскими правами является создание препятствий не в любом обучении, а в получении только общего образования, а также привел дополнительные примеры действий, квалифицируемых как использование родительских прав в ущерб интересам детей, в частности: вовлечение в занятие азартными играми; склонение к бродяжничеству, употреблению потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ; вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности.

Лишая С. родительских прав в отношении его сына М., Суздальский районный суд Владимирской области в решении от 03.11.2015 указал, что ответчик не только уклоняется от выполнения родительских обязанностей, но и злоупотребляет родительскими правами, что выражается в создании препятствий для выезда ребенка к месту лечения, крайне необходимого по медицинским показаниям, что наносит ущерб интересам ребенка <153>.

<153> Дело N 2-964/2015 // Архив Суздальского районного суда Владимирской области.

4. Жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними, покушение на их половую неприкосновенность.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в подпункте «г» пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44, жестокое обращение с детьми может выражаться, в частности, в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними, в покушении на их половую неприкосновенность.

Напомним, что ранее в абзаце четвертом пункта 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10 под жестоким обращением с детьми понималось не только осуществление родителями физического или психического насилия над ними либо покушение на их половую неприкосновенность, но и применение недопустимых способов воспитания (грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение с детьми, оскорбление или эксплуатация детей).

Следовательно, разговоры на бытовом уровне на тему «наступления ювенальной юстиции» в России, в том числе вследствие якобы имеющейся у судов возможности лишить родителей ребенка родительских прав только за неправильное, с точки зрения органов опеки и попечительства, воспитание, не соответствуют реальным тенденциям российской правоприменительной практики <154>.

<154> См., например: Пикет в Кирове: Верховный Суд оставил лазейки для ювенальной юстиции // http://rossaprimavera.ru/news/15432f35 (дата обращения: 15.11.2017).

Приведем пример лишения родительских прав по данному основанию. Вязниковский городской суд Владимирской области, лишая С. родительских прав в отношении сына и дочери, в решении от 07.09.2015 указал, что С. допускает жестокое обращение с детьми, осужден приговором мирового судьи за нанесение побоев сыну, у детей часто обнаруживаются травмы, синяки, переломы пальцев, ушибы, вследствие чего дети изымались из семьи на основании статьи 77 СК РФ <155>.

<155> Дело N 2-1275/2015 // Архив Вязниковского городского суда Владимирской области.

5. Болезнь хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации в подпункте «д» пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44, хронический алкоголизм или заболевание родителей наркоманией должны быть подтверждены соответствующими медицинскими документами. Лишение родительских прав по этому основанию может быть произведено независимо от признания ответчика ограниченно дееспособным.

Указанные разъяснения практически полностью совпадают с разъяснениями, содержавшимися в абзаце пятом пункта 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10, с той разницей, что словосочетание «медицинским заключением» заменено на «медицинскими документами», тем самым расширен перечень доказательств, которыми могут быть подтверждены хронический алкоголизм или заболевание родителей наркоманией, что, по нашему мнению, отвечает интересам ребенка, поскольку родители, страдающие хроническим алкоголизмом или наркоманией, представляют угрозу не только для нравственного развития ребенка, но порой — для его жизни и здоровья.

Так, решением Преображенского районного суда г. Москвы от 29.11.2016, оставленным без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.03.2017 <156>, П.Н.В. лишена родительских прав в отношении двоих несовершеннолетних детей, поскольку ответчик состоит на учете в наркологическом диспансере по поводу синдрома зависимости от опиатов средней степени, что является самостоятельным основанием для лишения родительских прав. Кроме того, ответчик самоустранилась от воспитания и содержания несовершеннолетних детей; их здоровьем, физическим, психическим, духовным и нравственным развитием не интересуется, должной материальной помощи на содержание детей не оказывает, неоднократно привлекалась к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ за неисполнение должным образом своих родительских обязанностей, в связи с чем лишение П.Н.В. родительских прав в отношении несовершеннолетних детей отвечает их интересам. Указанные обстоятельства являются исключительными, влекущими применение такой меры семейно-правовой ответственности, как лишение родительских прав.

Также суд учел, что ранее решением Преображенского районного суда г. Москвы от 14.01.2014 было отказано в удовлетворении требований о лишении П.Н.В. родительских прав, она была предупреждена о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, однако ответчик свое поведение по отношению к воспитанию и содержанию детей не изменила, в связи с чем лишение родительских прав в отношении несовершеннолетних детей отвечает интересам детей.

<156> Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.03.2017 по делу N 33-10117/2017 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». ИБ «Судебная практика».

6. Совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей, другого родителя детей, супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи.

Следует отметить, что согласно редакции статьи 69 СК РФ, действовавшей до 10.01.2016, родители (один из них) могли быть лишены родительских прав, если они совершили умышленное преступление против жизни или здоровья только своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Федеральным законом от 30.12.2015 N 457-ФЗ «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и статью 256 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» <157>, вступившим в силу 10.01.2016, перечень лиц, за совершение умышленного преступления против жизни или здоровья которых родители могут быть лишены родительских прав, расширен. Теперь к таким лицам отнесены: дети; другой родитель детей; супруг, в том числе не являющийся родителем детей; иной член семьи.

<157> СЗ РФ. 2016. N 1 (ч. I). Ст. 77.

Как справедливо отмечает В.И. Цуканова, дополнение статьи 69 СК РФ указанием на то, что родители могут быть лишены родительских прав, если они совершили умышленное преступление против жизни или здоровья супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи, вполне оправдано, поскольку на ребенке неизбежно скажется вред, нанесенный людям, окружающим его в семейной группе, что с большой вероятностью отразится на его последующей жизнедеятельности <158>.

<158> Цуканова В.И. При дополнении оснований лишения родительских прав процессуальные правила не изменились // Судья. 2017. N 6. С. 31 — 34.

При этом в подпункте «е» пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 разъяснено, что факт совершения соответствующего преступления должен быть подтвержден вступившим в законную силу обвинительным приговором суда либо постановлением (определением) суда или постановлением органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию.

Так, администрация г. Коврова как орган опеки и попечительства обратилась в суд с иском о лишении Ю. родительских прав в отношении несовершеннолетнего И., 04.05.2004 года рождения, и взыскании алиментов на его содержание <159>.

<159> Дело N 2-2755/2015 // Архив Ковровского городского суда Владимирской области.

При рассмотрении дела судом было установлено, что Ю. родительские обязанности в отношении своего сына не исполняла, приговором мирового судьи осуждена к исправительным работам за причинение телесных повреждений своему сыну, т.е. за совершение умышленного преступления против жизни и здоровья своего ребенка, состояла на учете в наркологическом диспансере с диагнозом «синдром зависимости, вызванный употреблением опиатов», потребляла дезоморфин, за что неоднократно привлекалась к административной ответственности.

Решением Ковровского городского суда Владимирской области от 08.07.2015 Ю. лишена родительских прав в отношении своего сына.

Не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией). В указанных случаях суд может вынести решение об ограничении родительских прав, если оставление ребенка у родителей опасно для него (пункт 2 статьи 73 СК РФ) <160>.

<160> Пункт 17 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44.

В пункте 18 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 разъяснено, что, поскольку лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей, в исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств, а также с учетом интересов ребенка может отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей.

Отказывая в иске о лишении родительских прав, суд при наличии указанных выше обстоятельств вправе также в соответствии со статьей 73 СК РФ принять решение об ограничении родителя в родительских правах, если этого требуют интересы ребенка.

Изучение судебной практики показывает, что суды детально изучают жизненные обстоятельства, в которых родители совершают действия, являющиеся основаниями для предъявления к ним исков о лишении родительских прав, и иногда отказывают в удовлетворении требований о лишении либо ограничении родительских прав даже в отношении детей, первоначально отобранных у родителей в порядке статьи 77 СК РФ.

Так, постановлением главы администрации Селивановского района Владимирской области от 10.05.2016 N 300 на основании ходатайства органа опеки и попечительства в связи с угрозой их жизни и здоровью у Ж. отобраны несовершеннолетние дети. Прокурор был незамедлительно уведомлен об отобрании детей. 17.05.2016 иск о лишении родительских прав предъявлен в суд.

Основанием для обращения в суд явилось установление факта отсутствия в квартире по месту жительства ответчика — матери девяти несовершеннолетних детей, которая уехала в Москву, а несовершеннолетние дети остались дома одни.

Судом установлено виновное поведение матери Ж. в отношении своих несовершеннолетних детей, заключающееся в том, что она оставила детей без надзора, без надлежащего количества продуктов питания на несколько дней, уехав в другой город, что представляло опасность для их жизни и здоровья. Вместе с тем других нареканий к ответчику по исполнению родительских обязанностей у органов опеки и попечительства и системы профилактики не имелось. Органы опеки и попечительства впервые принимали меры к Ж., помещали детей в ГБУСО ВО «Селивановский комплексный центр социального обслуживания населения».

Однако после возвращения матери по ходатайству органа опеки и попечительства до окончания рассмотрения дела судом дети возвращены в семью, поскольку ситуация не оценивалась как критическая.

С учетом характера поведения Ж., ее личности, намерения более не оставлять своих детей одних, определить детей в детский сад, исходя из интересов несовершеннолетних детей, имеющих право на воспитание своими родителями, суд счел преждевременным принятие решения об ограничении в родительских правах Ж. и отобрании детей, отказав в удовлетворении искового заявления <161>.

<161> Решение Селивановского районного суда Владимирской области от 28.06.2016 по делу N 2-290/2016 // Архив Селивановского районного суда Владимирской области.

Недопустимо удовлетворение требований о лишении родительских прав только лишь на основании признания иска ответчиком.

Указанное разъяснение содержится в абзацах тридцать четвертом — тридцать пятом раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г. и в полной мере отвечает интересам ребенка. Суд в любом случае должен исследовать все обстоятельства дела, а признание иска рассмотреть как одно из обстоятельств, имеющих значение для дела.

Нахождение родителя в местах лишения свободы не является уважительной причиной неисполнения родительских обязанностей и не может служить препятствием для лишения его родительских прав при наличии соответствующих оснований.

При рассмотрении дела о лишении родительских прав суду следует оценить, какие меры были предприняты родителем для продолжения участия в воспитании ребенка <162>.

<162> См.: Бочкарев А.Е. Осуществление родительских прав лицами, содержащимися под стражей // Российская юстиция. 2017. N 10. С. 21 — 23.

Так, Уголовно-исполнительным кодексом РФ для осужденных к лишению свободы предусмотрена возможность свиданий, переписки, телефонных переговоров, выезда за пределы исправительного учреждения (статьи 89, 91, 92 и 97), а также возможность привлечения к оплачиваемому труду (ст. ст. 103 и 105). Реализация данных прав производится с учетом вида исправительного учреждения.

Для исследования вопроса о материальном содержании ребенка необходимо выяснить, привлечен ли родитель к оплачиваемому труду в условиях лишения свободы, перечисляет ли он денежные средства на содержание детей. Если нет, какие он принял меры к этому. В частности, обращался ли родитель с письменным заявлением к начальнику исправительного учреждения по поводу трудоустройства, в случае невозможности труда в конкретном учреждении поступали ли от него обращения в адрес администрации о переводе его в другое учреждение.

Отсутствие конкретных попыток родителя решить вопрос о своем трудоустройстве может свидетельствовать об уклонении от содержания ребенка.

Участие в воспитании детей может быть реализовано посредством доступных осужденному форм, перечисленных выше. При этом возможность общения с ребенком также связана с отношениями с другим родителем. Когда такие отношения сохранены, то отсутствие такого общения полностью должно быть поставлено в вину осужденному родителю. В случае если отношения носят негативный характер, следует рассмотреть, какие попытки общения предпринимал родитель, содержащийся под стражей: направлял ли он письма и открытки ребенку, другому родителю, интересовался ли ребенком через родственников или знакомых и т.д.

В любом случае пассивное и безразличное поведение родителя свидетельствует о его уклонении от участия в воспитании ребенка.

По рассматриваемой категории дел также подлежит оценке поведение ответчика во время судебного разбирательства по делу. Необходимо учесть, пытался ли родитель принять участие в воспитании ребенка, сохраняется ли в будущем возможность участия его в таком воспитании.

4.3. Решение суда по делам о лишении родительских прав

Исходя из положений пункта 1 статьи 71 СК РФ вынесение судом решения о лишении родительских прав влечет за собой утрату родителями (одним из них) не только тех прав, которые они имели до достижения детьми совершеннолетия, но и всех других прав, основанных на факте родства с ребенком и вытекающих как из семейных, так и иных правоотношений (в частности, гражданских, трудовых, пенсионных), включая и право на льготы и пособия, установленные для граждан, имеющих детей, право на получение от совершеннолетних трудоспособных детей содержания (статья 87 СК РФ) <163>.

<163> Пункт 19 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44.

В мотивировочной части решения суда о лишении родительских прав необходимо отразить в том числе <164>:

<164> См. подробнее: Цуканова В.И. Разрешение дел о лишении родительских прав: Науч.-практ. пособие. Серия «Библиотека российского судьи». М., 2015. С. 126 — 128.

  • — конкретные обстоятельства, повлиявшие на вывод суда о том, что степень виновного поведения родителя и необходимость защиты прав ребенка настолько резко выражены, что требуется вмешательство государства в виде лишения родительских прав;
  • — обоснование того, что защитить права и законные интересы детей иным образом не представляется возможным;
  • — невозможность сохранения семейных связей между родителем и его ребенком.

Что касается резолютивной части решения, то необходимо учитывать следующее.

В резолютивной части решения суда о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю, опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном порядке, либо органу опеки и попечительства.

В пункте 20 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 разъяснено, что в решении суда об ограничении или о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю, опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном порядке, либо органу опеки и попечительства.

При невозможности передать ребенка другому родителю или в случае ограничения или лишения родительских прав обоих родителей, когда опекун (попечитель) еще не назначен, ребенок передается судом на попечение органа опеки и попечительства.

При передаче ребенка на попечение органов опеки и попечительства суд не решает вопрос о том, как должна быть определена этими органами судьба ребенка (помещение в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, назначение опекуна и т.п.), поскольку выбор способа устройства детей относится к компетенции данных органов (пункт 5 статьи 71, пункт 4 статьи 74, статья 121 СК РФ).

Передача судом ребенка на воспитание родственникам и другим лицам допускается только в случае, когда эти лица назначены его опекунами или попечителями.

Вместе с тем иногда суды, передавая ребенка на воспитание родственнику, у которого ребенок находился на момент рассмотрения дела, не учитывают, что передача ребенка на воспитание родственникам и другим лицам допускается только в случае, когда эти лица назначены его опекунами или попечителями.

Так, решением Октябрьского районного суда г. Владимира от 05.03.2015 Л.Э. и Л.А. были лишены родительских прав в отношении несовершеннолетнего Л.Е., который передан на воспитание своей бабушке, принимая во внимание, что ребенок длительное время проживает со своей бабушкой, жилищно-бытовые условия проживания у бабушки ребенка удовлетворительные. Однако суд не учел, что бабушка не являлась опекуном ребенка <165>.

<165> Дело N 2-575/2015 // Архив Октябрьского районного суда г. Владимира.

В резолютивной части решения суда о лишении родительских прав должен быть разрешен вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них) независимо от того, предъявлен ли такой иск.

Как разъяснено в пункте 21 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44, ограничение или лишение родительских прав не освобождает родителя от обязанности содержать своего ребенка (пункт 2 статьи 74, пункт 2 статьи 71 СК РФ). С учетом этого при рассмотрении дела об ограничении или о лишении родительских прав суд решает также и вопрос о взыскании алиментов на ребенка, независимо от того, предъявлен ли такой иск (пункт 5 статьи 73, пункт 3 статьи 70 СК РФ).

Аналогичные разъяснения содержатся в абзацах шестьдесят девятом — семьдесят девятом раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г. В указанном Обзоре приведен отрицательный пример мирового соглашения, по условиям которого ответчик К. признает иск в части лишения его родительских прав в отношении дочери, а истец Л. отказывается от исковых требований к К. о взыскании алиментов. Условия такого мирового соглашения не отвечают требованиям материального (статьи 69, 70 СК РФ) и процессуального (статья 39 ГПК РФ) права, поскольку нарушают права и законные интересы несовершеннолетнего на получение содержания от другого родителя.

В резолютивной части решения суда о лишении родительских прав необходимо указывать номер и дату актовой записи о рождении ребенка и наименование органа записи актов гражданского состояния, произведшего регистрацию рождения ребенка.

На данное обстоятельство указано в абзаце девяносто пятом раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.

В течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о лишении родительских прав выписка из решения суда подлежит направлению судом в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка.

Указанная обязанность возложена на суд пунктом 5 статьи 70 СК РФ. На необходимость ее исполнения судами обращено внимание в пункте 22 Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44, а также в абзацах девяностом — девяносто четвертом раздела «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г.

В орган записи актов гражданского состояния подлежит направлению именно выписка из решения суда, а не копия решения суда о лишении родительских прав.

О направлении выписки из решения суда в течение трех дней со дня его вступления в силу в орган записи актов гражданского состояния необходимо указывать в резолютивной части решения суда.

Представляется, что в случае отмены в апелляционном порядке решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований о лишении родительских прав суд апелляционной инстанции, принимая новое решение об удовлетворении исковых требований, должен указывать в резолютивной части апелляционного определения на направление в течение трех дней выписки из судебного постановления в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка и направлять выписку в указанный срок. Такая практика существует, например, во Владимирском областном суде <166>.

<166> Например, см.: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 13.12.2016 по делу N 33-4938/2016 // Архив Владимирского областного суда.

После вступления в законную силу решения суда о лишении родительских прав необходимо направить его копию органу, производящему выплаты назначенных детям пенсий, пособий, иных платежей, или в суд по месту вынесения решения о выплатах для обсуждения вопроса о перечислении платежей на счет детского учреждения.

Ранее разъяснение необходимости совершения указанного действия содержалось в пункте 15 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. N 10, признанного утратившим силу в связи с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 14 ноября 2017 г. N 44.

Аналогичные разъяснения, содержащиеся в разделе «Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав» Обзора ВС РФ от 20 июля 2011 г. (абзацы сто второй — сто одиннадцатый), продолжают действовать и применяться.

Поскольку лицо, лишенное родительских прав, утрачивает и право получать назначенные детям пенсии, пособия, иные платежи, а также алименты, взысканные на ребенка, необходимо делать соответствующие запросы в органы социальной защиты населения, Пенсионного фонда России и др., для выявления данных обстоятельств, а после вступления решения о лишении родительских прав в силу направлять в эти органы копию судебного постановления для обсуждения вопроса о перечислении платежей на счет детского учреждения или лицу, которому ребенок передан на воспитание.

Принудительное исполнение решения об ограничении родительских прав в части отобрания ребенка должно производиться судебным приставом-исполнителем с обязательным участием органа опеки и попечительства, а в необходимых случаях с участием представителя органа внутренних дел (часть 2 статьи 79 СК РФ).

Источник:

«Споры о детях: традиционные ценности и судебная практика: Монография».

Якушев П.А.,»Проспект», 2018

Загрузка ...