Связь между расстройствами сна и употреблением психоактивных веществ

01.06.2020

 

Наиболее распространенные психические расстройства – от депрессии и тревоги до ПТСР – связаны с нарушением сна. Расстройства сна, связанные со злоупотреблением ПАВ, не являются исключением. Эта связь может быть сложной и двунаправленной: с одной стороны употребление ПАВ вызывает проблемы со сном, но с другой стороны бессонница (или недостаточный сон) также могут быть факторами риска употребления наркотиков и алкоголя. Признавая важность этого несколько упущенного из виду фактора, исследователи уделяют повышенное внимание сну и его нарушениям и ищут способы целенаправленного воздействия на симптомы инсомнии при лечении и профилактике расстройств, связанных с употреблением ПАВ.

 

В настоящее время NIDA (Национальный институт по борьбе со злоупотреблением наркотиками) во главе с Dr. Nora Volkow финансирует несколько проектов по изучению различных расстройств злоупотребления ПАВ и сна, а также нейробиологических механизмов работы системы вознаграждения и ее связи с циркадными ритмами. Это сфера представляется высокопотенциальной как в целях предотвращения употребления ПАВ, так и в целях лечения одного из самых стойких и тягостных побочных эффектов, связанных со злоупотреблением ПАВ и алкоголем.   

 

Известно, что большинство ПАВ резко нарушают регуляторные механизмы сна в головном мозге, влияя на время, необходимое для засыпания, продолжительность и качество сна. Люди, употребляющие ПАВ и алкоголь, также испытывают бессонницу во время абстиненции, которая усугубляет тягу к наркотикам и может стать причиной срыва. Кроме того, из-за центральной роли сна в механизмах долгосрочной памяти и консолидации новой информации, плохое качество сна может затруднить освоение новых навыков совладания и саморегуляции, необходимых для поддержания ремиссии. 

 

Одним из важнейших нейробиологических механизмов, связывающих последствия употребления большинства ПАВ и нарушения сна, является обмен дофамина. Прямое или косвенное стимулирование дофаминовых путей вознаграждения наркотическими препаратами объясняет их аддиктивные свойства; но дофамин также модулирует активность, бдительность и участвует в регуляции цикла сон-бодрствование. Дофаминергические препараты уже давно используются для лечения таких состояний, как нарколепсия. Кокаин и амфетаминоподобные наркотики являются одними из самых мощных дофаминовых агонистов, и их повторное введение может привести к серьезному недосыпанию. 

 

Сокращение часов сна, в свою очередь, согласно работе Wiers, C. E., с соавт.  [1] опосредует низкий уровень активности D2-рецепторов у людей, злоупотребляющих кокаином, что связано с более высоким риском компульсивного употребления наркотиков. Пониженная регуляция дофаминовых рецепторов D2 в стриатуме также была связана с нарушениями функции префронтальных областей, необходимых для осуществления самоконтроля и других исполнительских функций. Так, в исследовании Dr. Nora Volkow с соавт. [2] было показано, что у взрослых людей, лишенных сна, наблюдается пониженная доступность D2-дофаминовых рецепторов в зоне вознаграждения – вентральном стриатуме. Авторы предполагают, что для компенсации дофаминового дефицита эти люди становятся более подвержены рискованному поведению, включая прием ПАВ.   

 

Помимо прямого воздействия на дофаминовую систему, некоторые ПАВ оказывают действие на регуляцию сна через другие фармакологические звенья. Например, препараты каннабиса взаимодействует с эндоканнабиноидной системой организма, которая, помимо прочих своих функций, также участвует в регуляции цикла сон-бодрствование. Проблемы со сном – распространенный симптом отмены марихуаны, о котором сообщают более 40% тех, кто пытается бросить наркотики [3], причем трудности засыпания считаются одним из самых неприятных симптомов (также респонденты сообщали о ночных кошмарах). Каждый десятый человек, возобновляющий прием каннабиса, причиной этому называет проблемы со сном.     

                                                           

Опиоидные препараты взаимодействуют с эндогенной опиоидной системой организма, связываясь преимущественно с мю-опиоидными рецепторами (МОР); эта система также играет важнейшую роль в регуляции сна. Природные и синтетические опиаты могут вызывать сонливость, но они также могут выражено нарушать архитектуру сна, увеличивая переходы между различными фазами сна. Одним из мучительных проявлений опийной абстиненции, помимо прочих, является и стойкая бессонница. Также опиоиды могут подавлять центры дыхания в стволе головного мозга и при приеме их в больших дозах могут стать причиной остановки дыхания во время сна.                                            

 

Зависимость от ПАВ и проблемы со сном могут иметь сложные и непредсказуемые пересечения. В работе, опубликованной в журнале Science Translational Medicine в 2018 году, Thannickal TC с соавт. из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе[4] изучали роль нейропептида орексина в регуляции бодрствования и исследовали посмертные образцы мозга человека. При обнаружении мозга с повышенным количеством орексин-продуцирующих клеток, они выяснили впоследствии, что этот человек был зависим от героина. В дальнейшем ученые решили проанализировать более крупные образцы гипоталамической ткани головного мозга у лиц с героиновой зависимостью и выявили, что у этих людей орексин-продуцирующих клеток на 54% больше, чем у тех, кто не употреблял героин. Причем введение морфина вызывало аналогичные эффекты и у грызунов.   

 

Дальнейшие исследования пересечений между нейрохимическими механизмами, ответственными за реакции вознаграждения и регуляцию сна, могут помочь понять индивидуальные различия в склонности к формированию аддикции и расстройств сна. Это может оказаться очень полезным в клинической практике, когда нацеленное решение проблемы со сном может стать одним из аспектов успешного лечения зависимости. Например, NIDA в настоящее время финансирует исследования по изучению эффективности суворексанта у людей с опийной зависимостью. Этот препарат, одобренный FDA для лечения бессонницы, действует как антагонист рецепторов орексина.  

 

Причинно-следственная связь между нарушением сна и злоупотреблением ПАВ может быть и обратной. Люди, страдающие бессонницей, находятся в группе риска употребления таких ПАВ, как, например, алкоголя, бензодиазепинов, которые они могут принимать в качестве самолечения.  Или же они могут использовать стимулирующие препараты, чтобы компенсировать повышенную дневную усталость, вызванную бессонницей. Диссомнические расстройства могут увеличить риск употребления ПАВ также и за счет косвенных механизмов, например снижения когнитивных функций.  

    

Таким образом, нарушения сна, а также другие факторы, ведущие к недосыпанию, являются важными аспектами в профилактике болезней зависимости. Так, например, в последние годы широко обсуждается вопрос о более позднем начале занятий в школе, поскольку подростки особенно уязвимы к многочисленным последствиям недосыпания. В исследовании Dr. Nora Volkow с соавт. [5] было показано, что меньшее количество часов сна коррелирует с повышенным риском употребления ПАВ и другими проблемами поведения у подростков. В лонгитюдном исследовании подростков (средний возраст 14,7 лет) Pasch K.E., с соавт. [6] было показано, что меньшая продолжительность сна—как в будние дни, так и в целом—на исходном уровне была связан с бОльшим потреблением сигарет и марихуаны спустя 2 года. Также в группе тинейджеров употребление табака, алкоголя и марихуаны ассоциируется с ухудшением сна, включая меньшую его продолжительность, что опять же свидетельствует о наличии двусторонних причинно-следственных связей между недостатком сна и риском употребления ПАВ.           

                

Для лучшего выяснения сложных причинно-следственных связей между сном, развитием мозга и показателями психического здоровья, включая употребление ПАВ, необходимы лонгитюдные исследования. В работе «Развитие мозга и когнитивных функций у подростков» ( The Adolescent Brain and Cognitive Development ABCD) [7]  изучаются эти взаимоотношения на  большой когорте детей, которые были набраны в исследование возрасте 9-10 лет. Это лонгитюдное исследование, которое продолжается третий год, уже начинает приносить ценные результаты. Группа китайских исследователей, используя данные ABCD [8] обнаружила, что дети с депрессивными проблемами имеют более короткую продолжительность сна спустя 1 год, а также меньший объем областей мозга, связанных с такими когнитивными функциями, как например, память.

 

Несмотря на получаемые новые данные, необходимы дополнительные исследования взаимосвязи между употреблением ПАВ, болезнями зависимости и сном как у взрослых, так и у молодых людей.

 

Автор перевода: Ю. М. Шайдеггер

 

  • Wiers, C. E., Shumay, E., Cabrera, E., Shokri-Kojori, E., Gladwin, T. E., Skarda, E., Cunningham, S. I., Kim, S. W., Wong, T. C., Tomasi, D., Wang, G. J., & Volkow, N. D. (2016). Reduced sleep duration mediates decreases in striatal D2/D3 receptor availability in cocaine abusers//Translational psychiatry, 6(3), e752. https://doi.org/10.1038/tp.2016.14
  •     Volkow, Nora D et al. Evidence that sleep deprivation downregulates dopamine D2R in ventral striatum in the human brain.” //The Journal of neuroscience: the official journal of the Society for Neuroscience vol. 32,19 (2012): 6711-7. doi:10.1523/JNEUROSCI.0045-12.2012
  • Peter Gates, Lucy Albertella & Jan Copeland (2016) Cannabis withdrawal and sleep: A systematic review of human studies// Substance Abuse, 37:1, 255-269, DOI: 10.1080/08897077.2015.1023484
  • Thannickal TC, John J, Shan L, et al. Opiates increase the number of hypocretin-producing cells in human and mouse brain and reverse cataplexy in a mouse model of narcolepsy. //Sci Transl Med. 2018;10(447) doi:10.1126/scitranslmed.aao4953
  •     Nora D. Volkow, Dardo Tomasi, Gene-Jack Wang, Frank Telang, Joanna S. Fowler, Jean Logan, Helene Benveniste, Ron Kim, Panayotis K. Thanos, Sergi Ferré. Evidence That Sleep Deprivation Downregulates Dopamine D2R in Ventral Striatum in the Human Brain//J Neurosci. 2012 May 9; 32(19): 6711–6717. DOI: 10.1523/JNEUROSCI.0045-12.2012
  •     Pasch, K.E., Latimer, L.A., Cance, J.D. et al. Longitudinal Bi-directional Relationships Between Sleep and Youth Substance Use.// J Youth Adolescence 41, 1184–1196 (2012). https://doi.org/10.1007/s10964-012-9784-5
  •     Nora D. Volkow et al. The conception of the ABCD study: From substance use to a broad NIH collaboration// Developmental Cognitive Neuroscience, Volume 32, 2018, P. 4-7
  • Cheng, W., Rolls, E., Gong, W. et al. Sleep duration, brain structure, and psychiatric and cognitive problems in children.// Mol Psychiatry (2020). https://DOI.org/10.1038/s41380-020-0663-2)
  • Источник

    0/5 (0 Reviews)
    Рейтинг
    expert@sppe.ru/ автор статьи
    Загрузка ...