Парадокс уязвимости к посттравматическому стрессовому расстройству 

Парадокс уязвимости к посттравматическому стрессовому расстройству 

Парадокс уязвимости к посттравматическому стрессовому расстройству 

Понятно, что есть личные причины риска посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), включающие силу действия травмы и личные уязвимости, такие как соц и образовательное неблагополучие. В то же время вопросец о предикторах ПТСР все еще недостаточно отлично исследован на уровне страны.

Первоначальное предположение, что ПТСР является специфично западной реакцией на травму, было опровергнуто межнациональными исследовательскими работами, показавшими, что, невзирая на некую культурную специфику симптомов, это состояние встречается по всему миру. Тем не наименее наблюдаются огромные не поддающиеся объяснению различия в распространенности ПТСР в различных странах – она варьируется от 0 до наиболее 6%.

Цель новейшего исследования, проведённого Dückers M. et all, – проверить, можно ли разъяснить национальные различия в распространенности ПТСР уровнями социальной уязвимости государств и их подверженности травме.

Как проводилось исследование?

Для стандартизации определения травмы и ПТСР отбирались исследования, использовавшие диагностическое интервью CIDI (Composite International Diagnostic Interview). Травма оценивалась с помощью перечня травмирующих событий, включающего, кроме остального, роль в боевых действиях, пребывание на местности боевых действий, природные катаклизмы, физическое либо сексапильное насилие, насилие в детском возрасте, автокатастрофу, нежданную погибель либо смертельную болезнь близкого человека и т. д.

Поиск в базах данных Medline, EMBASE, PsycINFO и PILOTS проводился в январе 2015 г., без ограничений по языку и дате публикации. Отбирались исследования, в каких применялись диагностические аспекты ПТСР, надлежащие аспектам DSM-IV.

Уязвимость страны

В «Отчете о глобальных рисках» (World Risk Report), составленном Alliance Development Works, Институтом ООН и Боннским институтом, на базе широкого набора данных был рассчитан индекс уязвимости, отражающий разные социальные и экономические индивидуальности страны. В отчете 2013 г. уязвимость 173 государств оценивалась с внедрением 23 характеристик, разбитых на три компонента. Восприимчивость обрисовывает структурные свойства страны и условия, которые могут содействовать усилению вреда. К измеряемым характеристикам относятся, к примеру, недоедание, доступ к санитарной профилактике, равенство доходов и валовой внутренний продукт на душу населения. Недостающий потенциал преодоления связан со способностью страны минимизировать нехорошие последствия событий и включает такие характеристики, как индекс восприятия коррупции, число докторов и больничных коек на 1000 обитателей. Отсутствие адаптационных способностей относится к условиям, нужным для длительных структурных конфигураций. О этом молвят такие характеристики, как уровень грамотности взрослого населения, совокупный охват школьным образованием, муниципальные и личные расходы на здравоохранение и т. п.

Анализ

Были рассчитаны коэффициенты корреляции и протестированы четыре модели линейной регрессии с заболеваемостью ПТСР в течение жизни в качестве зависимой переменной. Опосля моделей с одним предиктором, действием либо уязвимостью, исследовалась модель с обоими предикторами; была составлена окончательная модель для проверки того, как уровень уязвимости страны влияет на связь меж действием травмы и ПТСР.

Результаты

Были отобраны 24 исследования, надлежащие аспектам включения (86 687 респондентов). Подверженность травмам можно было найти для 16 государств (53 038 респондентов). Все исследования были размещены в период 2005–2014 гг. на базе опросов, проведенных в 2001–2007 гг.

Самые высочайшие характеристики распространенности ПТСР отмечались в Канаде, Нидерландах и Австралии, самые низкие – в Нигерии, Китае и Румынии.

Подверженность травмам оказалась самой высочайшей в Нидерландах, Колумбии и США, самой низкой – в Румынии, Испании и Италии.

Более уязвимыми странами являются Нигерия, Ирак и Колумбия, а менее уязвимыми – Нидерланды, Германия и Бельгия.

Действие травмы было значимым положительным предиктором развития ПТСР, а уязвимость страны, напротив, – значимым нехорошим. Когда в модель включили сразу обе переменные, воздействие каждой оставалось значимым. Финишная модель показала, что, в дополнение к главным эффектам, связь меж действием травмы и заболеваемостью ПТСР была существенно смягчена уязвимостью страны, так что высочайшее действие травмы было соединено с высочайшей распространенностью ПТСР лишь при низкой уязвимости страны.

Страны с высочайшей заболеваемостью ПТСР (в среднем 7,34%) – Австралия, Канада, Нидерланды, Новенькая Зеландия, США – относятся к странам с высочайшим уровнем действия травмы и сразу являются странами с низким уровнем социальной уязвимости.

Как это можно трактовать?

Данное исследование подтвердило положительную связь меж действием травмы на личном уровне и распространенностью ПТСР на уровне страны, но при всем этом выявило «феномен уязвимости» – в то время как наиболее высочайшая уязвимость связана с повышением ПТСР на личном и групповом уровне, на уровне страны ассоциация обратная. Низкая уязвимость страны ассоциируется с высочайшим уровнем ПТСР.

Было определено, сохраняется ли этот феномен для расстройств настроения (к примеру, депрессии). Данные о распространенности расстройств настроения в 17 странах были сопоставлены с показателями уязвимости государств из «Отчета о глобальных рисках» 2013 г. Отрицательная корреляция меж распространенностью расстройств настроения и уязвимостью показывает на аналогичный феномен. Корреляция даже выше, чем корреляция меж ПТСР и уязвимостью страны.

Средняя распространенность расстройств настроения в странах с высочайшим уровнем действия травмы и низкой уязвимостью (Нидерланды, Новенькая Зеландия и США) – 19,9%. Это выше, чем в странах с высочайшим уровнем действия травмы и высочайшей уязвимостью (Колумбия, Израиль, Ливан, Мексика и Южная Африка) (11,38%) и в странах с низким уровнем действия травмы и низкой уязвимостью (Бельгия, Германия, Италия, Япония и Испания) (10,42%).

Было высказано предположение, что наиболее 2-ух третьих различий в государственной уязвимости можно разъяснить культурными факторами: для наименее уязвимых государств свойственна наиболее индивидуалистическая культура, большее равенство способностей, наименьшая неопределенность, наиболее длительная ориентация, большая терпимость и наименьший уровень принуждения. Полностью может быть, что в данных культурах могут отсутствовать такие нюансы общественного капитала, как вовлеченность в жизнь общества и поддержка общества (которые могли бы посодействовать жертвам травмы восстановиться и перестроить свою жизнь).

Остальным разъяснением наиболее высочайшей распространенности ПТСР в странах с низкой уязвимостью быть может то, что травмирующее событие оказывает сравнимо наиболее мощное воздействие на длительные цели, достижение которых ожидается с в особенности мощным чувством. Это согласуется с традиционными исследовательскими работами, связывающими рвение к большему статусу и несоответствие меж рвениями и достижениями с психологическими болезнями.

Выводы данного исследования также могут быть соединены с теориями, согласно которым при ПТСР переворачиваются базисные представления о самооценке, значимости, также о предсказуемости и доброжелательности мира. В странах с высочайшей уязвимостью есть условия, которые минимизируют утешительные иллюзии и уменьшают противоречия, возникающие, когда дорогие сердечку представления о мире опровергаются в итоге травмирующих событий.

Создатель перевода: Филиппов Д. С.

Редактура: Явлюхина Н. Н.

Источник: Dückers, M., Alisic, E., & Brewin, C. (2016). A vulnerability paradox in the cross-national prevalence of post-traumatic stress disorder. British Journal of Psychiatry, 209(4), 300–305.

Источник

0/5 (0 отзывов)

Оставить комментарий

Обучение психологов