Обстоятельства, исключающие участие педагога (психолога) в уголовном судопроизводстве

(Тетюев С.)

(“Уголовное право”, 2006, N 6)

Информация о публикации

“Уголовное право”, 2006, N 6

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ УЧАСТИЕ ПЕДАГОГА (ПСИХОЛОГА) В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

С. ТЕТЮЕВ

Станислав Тетюев, помощник кафедры Южно-Уральского госуниверситета, кандидат юридических наук (г. Челябинск).

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Русской Федерации, преподаватели и психологи должны участвовать в допросе несовершеннолетнего в вариантах, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 191, ч. 1 ст. 280, ч. 3 ст.425).

В первый раз в нашей стране роль преподавателя в этом следственном действии было нормативно закреплено в УПК РСФСР 1960 г. И вот уже в протяжении наиболее 40 лет не стихает дискуссия о процессуальном положении преподавателя (психолога). Почти во всем она обоснована отсутствием точной правовой регламентации роли крайнего в уголовном судопроизводстве.

УПК РФ (как и УПК РСФСР 1960 г.) не содержит ответов на интересующие ученых и правоприменителей вопросцы: кто может привлекаться в качестве преподавателя (психолога)? для что его роль нужно в допросе? носителем каких прав и обязательств он является? в которых вариантах преподаватель (психолог) не может участвовать в уголовном процессе? и т.д.

Необходимо подчеркнуть, что обсуждением перечисленных вопросцев занимаются в главном те исследователи, которые считают преподавателя (психолога) самостоятельным участником уголовного процесса и не отождествляют его со спецом. Для юристов, придерживающихся полярного представления, обозначенные вопросцы не животрепещущи, так как в их осознании преподаватель (психолог) – это спец со всеми вытекающими из этого последствиями.

Тем не наименее анализ работающего уголовно-процессуального законодательства, практики его внедрения и научных трудов в области использования особых познаний в уголовном судопроизводстве не без оснований дозволяет гласить о наличии фактических оснований и юридических предпосылок к признанию преподавателя (психолога) самостоятельным участником уголовного процесса, о чем мы уже писали ранее <1>.

——————————–

<1> Тетюев С.В. Преподаватель – это спец либо самостоятельный участник уголовного судопроизводства? (К вопросцу о несовершенстве УПК РФ) // Научные труды РАЮН. Вып. 5. М., 2005.

Т. 3. С. 301 – 305.

При исследовании процессуального положения хоть какого участника уголовного судопроизводства нужно разглядывать не только лишь его права, обязанности и ответственность, да и происшествия, исключающие роль в процессуальных действиях. Конкретно крайним хотелось бы уделить внимание в истинной статье применительно к преподавателю и психологу. Так либо по другому, это соединено с вопросцем о том, каким требованиям они должны соответствовать как участники уголовного судопроизводства.

В литературе весьма нередко к преподавателю (психологу) предъявляют требование о его незаинтересованности в финале дела <2>. Видимо, это соединено с тем, что аналогичное требование обычно предъявляется к спецу как участнику уголовного судопроизводства, а преподаватель также является сведущим лицом. При всем этом о незаинтересованности преподавателя (психолога) молвят не только лишь те ученые, которые считают его спецом в уголовно-процессуальном смысле, да и те, по воззрению которых преподаватель является самостоятельным участником процесса.

——————————–

<2> См., к примеру: Калашникова Н.Я. Охрана прав несовершеннолетнего потерпевшего // Исследование и предупреждение правонарушений посреди несовершеннолетних / Под ред. Д.С. Карева. М., 1970.

С. 126; Попов А.Н. Индивидуальности подготовительного расследования по делам о грехах несовершеннолетних: Дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2001.

С. 156 – 157; Сорокотягин И.Н. Принципы использования достижений научно-технического прогресса в расследовании злодеяний несовершеннолетних // Борьба с преступностью несовершеннолетних в критериях научно-технического прогресса. Свердловск, 1982.

С. 7; Уголовщина несовершеннолетних: Научно-практическое пособие / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999.

С. 136.

Как считает Э.Б. Мельникова, во всех вариантах должен быть соблюден принцип незаинтересованности преподавателя в финале дела. В данной для нас связи при приглашении преподавателя, знающего данного несовершеннолетнего, нужно узнать их отношения <3>.

При всем этом она считает, что в качестве преподавателя на допросе могут выступать потрясающий управляющий, директор школы, завуч.

——————————–

<3> Мельникова Э.Б. Роль профессионалов в следственных действиях. М., 1964. С. 82.

В отличие от Э.Б. Мельниковой Л.Л. Каневский, Ю.В. Кореневский и С.П.

Щерба высказались за невозможность и нецелесообразность приглашения на допрос преподавателя, который по роду собственной деятельности, службы отвечает за воспитание несовершеннолетнего (потрясающий управляющий, директор школы, воспитатель и т.п.), потому что они постоянно заинтересованы в деле <4>.

——————————–

<4> Каневский Л.Л. Расследование и профилактика злодеяний несовершеннолетних. М., 1982.

С. 27 – 28; Кореневский Ю.В. Создание по уголовным делам в отношении несовершеннолетних // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Отв. ред. Д.Н.

Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2004; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ: Практическое управление для следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов / Под общ. ред.

В.В. Мозякова. М., 2002.

С. 584.

Исходя из убеждений Г.М. Миньковского, вызов потрясающего управляющего для роли в допросе нецелесообразен в связи с тем, что он почти всегда будет допрашиваться в качестве очевидца по вопросцам, связанным с критериями формирования личности, нравом и поведением обвиняемого <5>. В.В. Шимановский наиболее категоричен по этому поводу, считая, что роль лица в качестве преподавателя неприемлимо, если он допрашивался либо подлежит допросу по данному делу <6>.

Существует мировоззрение, что знакомый преподаватель (психолог) постоянно заинтересован в финале дела <7>. Так ли это по сути?

——————————–

<5> Миньковский Г.М. Индивидуальности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. М., 1959.

С. 120.

<6> Шимановский В.В. Процессуальные индивидуальности расследования злодеяний несовершеннолетних: Учебное пособие / Под ред. А.А.

Любавина. Волгоград, 1980. С. 36.<7>

По воззрению И.А. Макаренко, преподаватель – это лицо, обучающее несовершеннолетнего обвиняемого, пользующееся у него авторитетом и почтением, в силу что непременно заинтересованное в финале дела. Потому преподаватель не вписывается в правовой статус спеца как незаинтересованного субъекта, и его необходимо признать самостоятельным участником уголовного процесса. Если в допросе нужно роль незнакомого преподавателя, то он является спецом, потому что не заинтересован в финале дела. См. подробнее: Макаренко И.А.

Стратегия допроса несовершеннолетнего обвиняемого. Уфа, 2001. С. 66 – 70.

В этом вопросце нам в некой степени близка точка зрения В.Я. Рыбальской, которая, рассматривая преподавателя как субъекта, не заинтересованного прямо либо косвенно в финале дела, считает, что для роли в допросе в качестве преподавателя необходимо вызывать лицо, не знакомое допрашиваемому или пользующееся в его очах почтением, но ни при каких обстоятельствах не из тех, по отношению к кому несовершеннолетний настроен недобро <8>. Таковым образом, В.Я.

Рыбальская считает, что незнакомый преподаватель является не заинтересованным в финале дела, а из знакомых постоянно заинтересованы те преподаватели, у каких с несовершеннолетним сложились конфликтные дела.

——————————–

<8> Рыбальская В.Я. Индивидуальности производства по делам о грехах несовершеннолетних: Учебное пособие / Отв. ред. Т.Н. Добровольская. Иркутск, 1972.

С. 42.

А.Н. Васильев считает, что роль преподавателя при допросе несовершеннолетнего является по существу исполнением им собственных служебных обязательств, потому нужно исходить из того, что его психический настрой не противоречит интересам расследования <9>.

——————————–

<9> Васильев А.Н. Следственная стратегия. М., 1976.

С. 100.

Представляется, что к преподавателю (психологу) как участнику допроса несовершеннолетнего нецелесообразно предъявлять требование о незаинтересованности в финале дела. Не постоянно можно и необходимо утверждать, что знакомый преподаватель, участвующий в уголовном судопроизводстве, совершенно точно заинтересован (так же считает 88,5% опрошенных нами следователей). Если меж ним и ребенком сложились обычные (либо даже доверительные) дела, то это не означает, что такового преподавателя (психолога) недозволено пригласить на допрос. Да, может быть, его желанием будет непривлечение несовершеннолетнего к уголовной ответственности, потому что “естественное состояние преподавателя – проф беспокойство за истинное и будущее собственных питомцев” <10>.

Но разве можно в данном случае гласить о заинтригованности преподавателя в процессуальном смысле, если учитывать ту функцию, которую он призван выполнить во время производства следственного деяния? Его заинтригованность никаким образом не может воздействовать на размер и достоверность показаний, получаемых от несовершеннолетнего.

——————————–

<10> Подласый И.П. Педагогика: Новейший курс: Учебник. М., 2001.

Кн. 1. С. 244.

Если меж преподавателем и несовершеннолетним дела натянутые (либо наиболее того – неприязненные, агрессивные), то в допросе необходимо обеспечить роль другого преподавателя (незнакомого или знакомого, но с которым у ребенка сложились подходящие отношения). Преподаватель, к которому допрашиваемый относится негативно, чуть ли сумеет выполнить свою функцию как участник допроса (т.е. сделать атмосферу, располагающую к даче полных и достоверных показаний, установить психический контакт, преодолеть замкнутость ребенка, его эмоциональное возбуждение, раскрепостить несовершеннолетнего и т.д.). Потому представляется целесообразным и даже нужным выяснять у несовершеннолетнего на шаге подготовки к допросу, в присутствии какого преподавателя (психолога) – знакомого либо незнакомого – он желает быть допрошен.

С учетом изложенного мы приходим к выводу о том, что преподавателю (психологу) как участнику допроса не следует заявлять отвод в связи с прямой либо косвенной заинтригованностью в финале дела, так как ее наличие не имеет значения для целей и результатов следственного деяния.

На наш взор, отсутствуют препятствия и для того, чтоб одно и то же знакомое ребенку лицо (к примеру, потрясающий управляющий, мастер) выступало в качестве преподавателя на допросе и раздельно допрашивалось в качестве очевидца о личности несовершеннолетнего, его возрастных особенностях, поведении и окружении (кто из учителей как не потрясающий управляющий владеет наиболее полной информацией о этом?!). Но в крайнем случае преподаватель быть может заинтересован в сокрытии недочетов воспитательной работы в классе, школе, потому данное событие обязано учитываться при оценке достоверности его показаний. Схожая ситуация в современном уголовном процессе существует с легитимным представителем несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), который быть может допрошен как очевидец, являясь при всем этом самостоятельным участником процесса со стороны защиты (ст. 48 УПК РФ), хотя судебная практика обязательно следует правилу незаменимости очевидца в уголовном судопроизводстве.

Двойственность процессуального положения легитимного представителя допускается УПК РФ поэтому, что его показания как конкретного участника процесса воспитания несовершеннолетнего важны и неподменны.

Если преподаватель либо психолог воспринимали роль в производстве психической, психолого-психиатрической либо другой экспертизы в отношении несовершеннолетнего, то это также не обязано быть препятствием для их роли в допросе данного несовершеннолетнего. Напротив, такое роль будет полезным и действенным, потому что конкретно сиим преподавателем (либо психологом) уже проведено глубочайшее экспертное исследование личности несовершеннолетнего, ему известны возрастные индивидуальности ребенка. Это дозволит сориентировать следователя на их всесторонний учет при проведении допроса, минимизировать вероятное отрицательное действие обстановки следственного деяния и его участников на состояние допрашиваемого и решить остальные задачки, а самое основное – получить полные и достоверные показания несовершеннолетнего.

Так как преподаватель (психолог) является сведущим лицом (как и спец, эксперт, переводчик), бесспорным основанием для его отвода нужно разглядывать некомпетентность, т.е. отсутствие тех особых познаний, внедрение которых нужно для производства следственного деяния. В случае обнаружения собственной некомпетентности преподаватель (психолог) вправе заявить самоотвод. К примеру, таковая ситуация полностью вероятна, когда для роли в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) приглашается воспитатель детского сада, не имеющий опыта практической работы с детьми данной возрастной группы (14 – 18 лет).

Принципиальным основанием отвода является предшествующее роль преподавателя (психолога) в производстве по данному делу в качестве заступника, легитимного представителя либо представителя лица, интересы которого противоречат интересам допрашиваемого несовершеннолетнего, или наличие схожих связей меж преподавателем и таковым лицом (дела близкого родства либо родства). А именно, несложно для себя представить, как будет относиться к несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому) преподаватель (психолог), являющийся легитимным представителем потерпевшего либо близким родственником потерпевшего, и как это может отразиться на общей психической обстановке допроса. В этом случае естественной будет неприязнь лиц, находящихся на стороне потерпевшего, к тому, кто причинил вред потерпевшему. По данной для нас же причине следует предоставить преподавателю (психологу) право на целевый самоотвод, если его вызвали для роли в допросе того несовершеннолетнего, который своими действиями причинил вред близким лицам преподавателя.

Обязывать (а поточнее – заставлять) в таком случае сведущее лицо делать на допросе функции преподавателя (психолога), по наименьшей мере, аморально по отношению к этому лицу.

Время от времени в литературе и на практике в целях решения заморочек с обеспечением роли преподавателей и психологов в уголовном судопроизводстве предлагается ввести надлежащие должности в штат правоохранительных органов, занимающихся расследованием злодеяний несовершеннолетних. Но мы не можем поддержать это предложение. Как понятно, спецы и специалисты отнесены законодателем к числу “других” участников уголовного процесса.

Означает, они должны быть независимы от его участников со стороны как защиты, так и обвинения. Нет колебаний в том, что и преподаватели (психологи) должны владеть таковой же независимостью. Это нужно во избежание, к примеру, ситуаций, когда преподаватель, практически не участвовавший в допросе, по требованию собственного коллеги следователя “обязан” подписать протокол допроса, чтоб в предстоящем не была поставлена под колебание допустимость показаний несовершеннолетнего, в допросе которого роль преподавателя непременно, но следователь не обеспечил его роль по каким-то причинам. К слову, такое случается и с преподавателями, которые работают в школах, но долгое время “сотрудничают” с правоохранительными органами. Произнесенное в особенности животрепещуще, когда практически (а не юридически) без преподавателей допрашиваются очевидцы и потерпевшие в возрасте до 14 лет.

Непременное роль других лиц в этом следственном действии законом не предвидено, легитимный представитель только вправе находиться при его производстве (ч. 1 ст. 191 УПК РФ).

А если ему это право не разъяснили либо он не возжелал им пользоваться? Тогда молодой находится один на один со следователем, и, к огорчению, недозволено быть постоянно и вполне уверенным в том, что на допросе будет отсутствовать неточное общение и непедагогические способы действия на малыша.

В данном контексте тяжело не согласиться с В.М. Быковым, который, рассуждая о разработке независящего комитета судебной экспертизы, приходит к выводу о том, что специалисты не должны служить в одном ведомстве со следователями и дознавателями, потому что они имеют 1-го начальника, а согласно п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать роли в производстве по уголовному делу, если он находился либо находится в служебной или другой зависимости от сторон либо их представителей <11>.

——————————–

<11> Быков В. Новейший УПК просит сотворения независящего комитета судебной экспертизы // Русская юстиция. 2003. N 11.

С. 29.

Полагаем, что аналогичное основание отвода нужно предугадать и для преподавателя (психолога). Это дозволит избежать на практике, не считая вышеперечисленного, и таковых случаев, как роль в допросе несовершеннолетнего преступника преподавателя – потрясающего управляющего, работающего в учебном заведении, которое возглавляет директор, являющийся, к примеру, легитимным представителем допрашиваемого. Находясь в служебной зависимости от стороны защиты и беря во внимание может быть дружественные дела с “начальником”, преподаватель может формально отнестись к выполнению собственной функции на допросе и таковым образом не стремиться к тому, чтоб посодействовать следователю получить от ребенка полные и достоверные показания.

До этого всего с нравственно-этической точки зрения неприемлимо в этом случае ставить преподавателя в сложную ситуацию выбора – меж подходящими личными отношениями и активным ролью в следственном действии, направленным на достижение его цели, которое может поменять нрав этих отношений в предстоящем.

Происшествиям, исключающим роль в уголовном судопроизводстве, посвящена гл. 9 УПК РФ, в которую представляется нужным включить нормы, предусматривающие основания и порядок отвода преподавателя и психолога. Думается, что порядок отвода этих участников уголовного процесса быть может таковым же, как и для переводчика, профессионала, спеца. Решение о отводе преподавателя либо психолога, участвующего в допросе несовершеннолетнего, должен принимать дознаватель, следователь, прокурор, трибунал.

Заявить преподавателю (психологу) отвод вправе заступник, легитимный представитель либо сам несовершеннолетний.

Подводя результат вышесказанному, также отстаивая мировоззрение о том, что преподаватель (психолог) должен участвовать не только лишь в допросах, да и в остальных следственных действиях с ролью несовершеннолетних (сначала – в очной ставке, проверке показаний на месте, предоставлении для опознания), предлагаем дополнить УПК РФ нормами последующего содержания.

Статья 71.1. Отвод преподавателя и психолога

1. Решение о отводе преподавателя либо психолога принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 реального Кодекса.

2. Преподаватель и психолог не могут учавствовать в производстве по уголовному делу, если обнаружится их некомпетентность, также если они:

1) являются потерпевшими, штатскими истцами либо штатскими ответчиками или их близкими родственниками, родственниками либо близкими лицами;

2) ранее участвовали в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, спеца, переводчика, понятого, заступника, легитимного представителя либо представителя лица, интересы которого противоречат интересам несовершеннолетнего участника уголовного судопроизводства, к проведению процессуального деяния с ролью которого привлекаются преподаватель либо психолог;

3) являются близкими родственниками либо родственниками судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего или принимающего роль в производстве по данному уголовному делу, либо лица, интересы которого противоречат интересам несовершеннолетнего участника уголовного судопроизводства, к проведению процессуального деяния с ролью которого привлекаются преподаватель либо психолог;

4) находились либо находятся в служебной либо другой зависимости от сторон либо их представителей.

3. Приглашенный преподаватель (психолог) и несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, потерпевший либо очевидец не должны находиться в неприязненных отношениях, в неприятном случае роль этого преподавателя (психолога) в производстве по данному уголовному делу не допускается.

4. Предшествующее роль преподавателя либо психолога в производстве по уголовному делу в качестве очевидцев либо профессионалов не является основанием для их отвода.

Загрузка ...
Обучение психологов
Обучение психологов