Личностные черты старшеклассника и риск деменции

10.12.2019

 

Исследование пожилых людей показало, что личностные черты могут играть важное значение в развитии деменции. Однако невропатологические изменения часто возникают за долгие годы до появления когнитивных симптомов деменции и могут влиять на саму личность. Таким образом, неясно, являются ли предполагаемые склонные к деменции личностные профили (высокий нейротизм и низкая сознательность) истинными факторами риска или просто служат отражением уже существующей болезни.

 

Целью нового популяционного когортного исследования, проведенного Бенджамином П. Чепменом, доктором медицинских наук, профессором кафедры психиатрии Медицинского центра Университета Рочестера и его командой, было изучить, могут ли личностные профили в подростковом возрасте, когда предклинические нарушения, характерные для деменции, маловероятны, влиять на риск развития деменции в более позднем возрасте, и проверить, могут ли эти взаимосвязи быть обусловлены факторами, влияющими на здоровье в подростковом возрасте, или различаться по социально-экономическому статусу. 

 

Проект Talent

 

Участниками настоящего исследования являлись люди, проходившие Project Talent в старших классах в 1960 году. Были определены лица, получившие диагноз, связанный с деменцией по Международной классификации болезней девятой редакции (МКБ-9), в течение любого года между 2011 и 2013 годами. 

 

Project Talent – это национальная случайная выборка из 5% всех средних школ США в 1960 году (n = 1226). Все учащиеся, посещающие эти школы (n = 377016), прошли 2-дневные тесты и опросники для оценки различных способностей, общих сведений и внутренних факторов (т. е. оценки личностных качеств). Опросник включал в себя 150 вопросов и был разработан для измерения 10 качеств личности с непрерывными баллами от низкого до высокого. Оценка ответов на вопросы проводилась с помощью специально разработанных шкал, которые эффективно измеряют фенотипы в спектре от неадаптивного до адаптивного. Ответы на каждый элемент участники давали с помощью метода суммарных оценок по шкале Лайкерта. Описания шкал исследования, включающие коэффициент согласованности α Кронбаха (коэффициент показывает внутреннюю согласованность характеристик, описывающих один объект), следующие: 

– коммуникабельность (выход и стремление к социальному взаимодействию [высокая экстраверсия], 12 пунктов, α = .79);
– социальная чувствительность (эмпатия и чувствительность к чувствам других [высокая приятность], 9 пунктов, α = .82);
– импульсивность (безрассудство или склонность к необдуманным действиям [низкая добросовестность в сочетании с высокой экстраверсией], 9 пунктов, α = .56);
– лидерство (самоуправление и автономия [высокая добросовестность], 5 пунктов, α = .76);
– энергичность (энергичное расположение [высокая экстраверсия], 7 пунктов, α = .82);
– спокойствие (свобода от тревожных эмоций [низкий нейротизм], 9 пунктов, α = .85);
– аккуратность (склонность к организации и порядку [высокая добросовестность], 11 пунктов, α = .85);
– культура (художественная и интеллектуальная утонченность [высокая открытость], 10 пунктов, α = .79);
– уверенность в себе (уверенность в собственных суждениях и способностях [низкий нейротизм], 12 пунктов, α = .77);
– зрелость (ответственность и надежность [высокая добросовестность], 25 пунктов, α = .91).

 

Дополнительные данные включали количество классов, пол и расу (индикаторы афроамериканцев или других меньшинств по отношению к базовой категории белой расы). Социально-экономический статус семьи измерялся по специально разработанному индексу, заполненному учащимся, который включал уровень образования родителей, доход, род занятий, жилье и владение отдельными устройствами, указывающие в 1960 году на финансовые возможности, например, стиральные машины.

 

Talent – Medicare

 

С ноября 2017 года по март 2018 года, проводилось изучение полученной информации из набора данных проекта «Talent–Medicare, связь подростковых социально-поведенческих данных, собранных от старшеклассников в 1960 году до участников 2012-2013 годов программы Medicare». Записи участников программы Medicare с диагнозами деменции были собраны в период с 2011 по 2013 годы и классифицированы в соответствии с алгоритмом на основе МКБ-9. Регрессионные модели Кокса для оценки пропорциональных рисков выявляли относительный риск слабоумия на основе 10 черт личности, тестирования взаимодействий с социально-экономическим статусом и с учетом демографических факторов.

 

Возникновение деменции оценивали с использованием алгоритма оценки болезни Альцгеймера и связанных с ним расстройств, разработанного Центром медицинской помощи и обслуживания Medicaid (CMS). Алгоритм идентифицирует любого человека, который имеет диагностический код по МКБ-9, связанный с деменцией при наличии хотя бы одной заявки на оплату услуг стационарного квалифицированного медицинского учреждения, агентства по уходу на дому в течение любого года между 2011 и 2013 годами (даты исследования полученных данных были с марта 2018 года по май 2019 года). Эти диагнозы включали болезнь Альцгеймера, лобно-височную деменцию, сосудистую деменцию и другие диагнозы старческого слабоумия по МКБ-9. Диагноз, возможно, присутствовал у пациентов до отчетного периода, но важным условием являлась необходимость обращения с ним в медицинское учреждение, по крайней мере один раз в течение отчетного периода. Пациенты также должны были быть живы в начале отчетного периода, поэтому в классификации не регистрируются очень ранние диагнозы деменции, приводящие к смертности до начала записей.

 

Результаты

 

Среди 82 232 участников (41 230 [50,1%] из которых были женщины),  средний возраст которых составлял 15,8 года в начале исследования и 69,5 года в последующем, средний промежуток времени – 53,7 года,  черты личности были приблизительно симметрично распределены с некоторым избыточным эксцессом. Из 82 232 человек у 2543 (3,1%) показатели соответствовали критериям деменции. 

 

В 1960 году предикторами развития деменции оказались возраст выпускников по сравнению с возрастом первокурсников и наличие афроамериканской расы по сравнению с белой расой, однако значимой связи между расой и личностью в старших классах отмечено не было. Риск у женщин был выше относительно риска у мужчин.

 

Результаты этого исследования продемонстрировали, что черты личности подростка, связанные с деменцией в более позднем возрасте, аналогичны тем, которые наблюдаются в исследованиях пожилых людей. Более того, низкий риск деменции, связанный со спокойным и зрелым фенотипом у подростков, наблюдается при более высоких уровнях социально-экономического статуса. Фенотип личности может быть истинным независимым фактором риска развития деменции к возрасту 70 лет, предшествовать ему почти на 5 десятилетий и взаимодействовать с социально-экономическими условиями подросткового возраста.

 

В частности, фенотип с высоким уровнем нейротизма и низкой сознательностью, по-видимому, предшествует диагностике деменции. Однако высокий уровень нейротизма и низкая сознательность также соответствует паттернам расстройства личности и иногда приводит к его диагностике. Кроме того, в проведенном поперечном исследовании уменьшение объема серого и белого вещества в головном мозге происходит при некоторых деменциях и проявляется в более высоком уровне нейротизма и снижении сознательности у больных по сравнению с пациентами с преморбидным состоянием деменции. Эти наблюдения показывают, что некоторые предполагаемые связи между личностными чертами и деменцией в пожилом возрасте могут отражать признаки существующего заболевания. Тем не менее, другие исследования находят мало доказательств изменения личности до постановки диагноза.

 

Что касается сроков продолжительности жизни, семейная форма болезни Альцгеймера представляет собой разновидность деменции, при которой нейропатологические признаки могут развиваться в возрасте до 30 лет, но это происходит очень редко, и в большинстве случаев нейропатологические изменения начинаются не ранее, чем за несколько десятилетий до начала болезни. Таким образом, связь между личностью в подростковом возрасте и последующим слабоумием позволяет предположить, что личность играет определенную роль в качестве фактора риска на протяжении всей жизни. Кроме того, модели жизненного цикла подчеркивают роль личности в инициировании и поддержании здорового поведения, такого как физическая активность, в опыте и физиологической реакции на психологический стресс и в определении достижений в учебе и профессионального успеха.

 

Это исследование имеет сильные и слабые стороны. По заявлению исследователей, оно является первым для личностных черт. Наблюдение длилось более 50 лет, однако изучаемая группа еще не достигла возраста середины 70 и середины 80 лет. Таким образом, случаи, выявленные в течение индексного периода, вероятно, представляют собой смесь раннего начала как до, так и после 65 лет, общее разграничение для раннего начала болезни Альцгеймера и  более позднего начала болезни Альцгеймера, которые, как считается, отличаются по клиническим характеристикам, генетическому риску, и другим аспектам заболевания. Кроме того, в этой выборке ранние случаи болезни Альцгеймера не включают те, которые были диагностированы настолько рано, что смерть наступила до начала индексного периода (то есть редкие случаи, диагностированные в возрасте от 40 до 50 лет, со смертельным исходом в возрасте до 65 лет). 

 

В конечном счете, полученные в результате исследования данные подчеркивают важность учета социальных обстоятельств и личности в более раннем возрасте при оценке риска развития деменции в дополнение к более актуальной информации. Фенотип личности может быть истинным независимым фактором риска развития деменции к 70 годам жизни, проявляться задолго до начала развития болезни и взаимодействовать с социально-экономическими условиями подросткового возраста.

 

Автор перевода: Сафи А. И.

Источник

Источник

0/5 (0 Reviews)
Рейтинг
expert@sppe.ru/ автор статьи
Загрузка ...