Зубы как инструмент оценки ранней травмы и риска психических расстройств

26.03.2020

 

Ранняя травма – это неблагоприятные события (насилие, родительская депривация), которые происходят в детском возрасте и влияют на последующую жизнь. Считается, что ранняя травма повышает риск развития психических расстройств. Однако, не все люди, подвергавшиеся неблагоприятному воздействию в детстве, заболевают психическим расстройством. 

 

В психомоторном развитии есть сенситивные периоды, в которые головной мозг особенно пластичен. Если время воздействия неблагоприятных факторов совпадает с этими периодами, то риск развития психического расстройства вырастает. С другой стороны, приобретение в такие периоды нового опыта (в том числе и неблагоприятного) оказывает протективное действие. Единого мнения по этому вопросу не существует, в научных исследования можно найти подтверждение обеим точкам зрения. 

 

На сегодняшний день нет достоверных методов оценки силы ранней травмы. Объективные методы исследования, такие, как выявление нарушений метилирования ДНК, изменения в работе амигдалы, являются инвазивными, дорогостоящими и длительными по времени.

 

В марте 2019 г. в журнале Biological Psychiatry вышла статья  Kathryn A. Davis и соавторов, посвященная поиску новых методов оценки ранней травмы. Исследователи предположили, что с этой целью можно использовать зубы, являющиеся своего рода  «капсулой времени», которая остается неизменной с годами, и на которую наносит отпечаток окружающая среда. Авторы статьи обобщили достижения стоматологии, антропологии и археологии, изучили результаты археологических исследований человеческой популяции и популяции приматов. Собранные данные были соотнесены с новейшей информации об этиологии психических расстройств и о роли ранней травмы в их развитии.

 

Существует как минимум пять причин, по которым в качестве маркера ранней травмы были выбраны зубы.

 

Во-первых, развитие зубов продолжается в период возрастных кризов. Минерализация «молочных» зубов начинается на 4 месяце внутриутробного развития и заканчивается к 2–3 годам. Формирование постоянных вторых моляров длится с 3 до 14–16 лет, а постоянные третьи моляры, или «зубы мудрости», заканчивают своё формирование к 18–25 годам. Эти сроки совпадают с чувствительными периодами формирования нервной системы.

 

Во-вторых, зубы сохраняют на себе «следы» воздействия окружающей среды (как кольца на деревьях). Одонтобласты и амелобласты вырабатывают белки, способствующие минерализации дентина и эмали. Следы этой минерализации видны при полном формировании коронки в виде поперечно-полосатой исчерпанности, полос Ретциуса. Возможно, что неблагоприятные события, происходящие в период формирования зубов, могут отразиться на этом процессе и будут «видны» на эмали. 

 

В-третьих, в период формирования зубов воздействие таких стрессовых факторов, как недостаток питания, болезни, отравления токсическими веществами, приводит к нарушениям в строении дентина и гипоплазии эмали. Согласно некоторым исследованиям, подобные изменения обнаруживаются как у ныне живущих людей так и при археологических раскопках.

 

В-четвертых, предположительно, зубы могут «сохранять» память о воздействии стрессовых факторов, и главную роль в этом процессе играет так называемая неонатальная линия – темная полоска в эмали молочных зубов. Существует несколько исследований, обнаруживших корреляцию между увеличением её ширины и стрессовыми воздействиями в перинатальный период. Подобные исследования были проведены и на приматах, где в качестве стрессовых факторов использовались разлучение с матерью, смерть сиблинга, восстановительный период после хирургического вмешательства, смена места обитания. В эмали приматов также обнаружилась стрессовая неонатальная линия. В пользу предположения, что зубы хранят биологическую память о ранней травме, говорят исследования, демонстрирующие влияние стресса на состояние волос и ногтей, которые, как и эмаль зубов, формируются из эктодермы.

 

В-пятых, фазы «жизни» зубов совпадают с периодами развития большого депрессивного расстройства. Так, первые зубы начинают выпадать в возрасте 6 лет, в период, предшествующий пубертату, в который, как известно, повышается риск развития депрессии. Начиная с 13 лет – возраст возможного начала депрессивных расстройств – зубы могут быть удалены по ортодонтическим причинам. В позднем подростковом возрасте может произойти удаление третьих моляров. Все эти зубы можно отправить на исследование в специальные лаборатории для выявления «следов» ранней травмы. Подобная фазность прослеживается и в отношении других психических расстройств.

 

На основании предыдущих исследований в области психиатрии, стоматологии, археологии и антропологии авторы новой статьи сформировали модель TEETH (Teeth Encoding Experiences and Transforming Health). Данная модель основывается на том, что различные стрессовые факторы, действующие в детском возрасте, влияют на процессы развития всех органов и систем, в том числе и на процесс развития зубов (см. схему).

В результате исследования было сформулировано три постулата.

 

Во-первых, нарушение развития головного мозга и роста зубов может быть ассоциировано с ранней травмой. Дело в том, что стрессовые факторы, действующие в момент развития нервной системы, могут оставлять свой «след» в структуре головного мозга. Так как мозг и эмаль зубов формируются из эктодермы, то, возможно, неблагополучие в детском возрасте оставляет отпечаток на их структуре. Например, дефекты эмали наблюдаются при синдроме Дауна и детском церебральном параличе. Более того, авторы статьи обнаружили исследование, демонстрирующее, что у детей с низким социо–экономическим статусом и снижением уровня кортизола в слюне эмаль тоньше, чем у благополучных сверстников.

 

Во-вторых, воздействие неблагоприятных факторов окружающей среды в момент формирования зубов может оставить на них долговременный отпечаток, который впоследствии можно будет увидеть и объективно измерить. Пре- и постнатальные повреждения нарушают как структуру (уменьшение толщины коры), так и функции головного мозга (снижение активности амигдалы). Изменяется ответная реакция на стресс, что, вероятно, связано с изменением уровня кортизола. Исследователи предполагают, что стресс-индуцированные нарушения формирования зубов обнаруживаются в макро-признаках повреждений, таких как изменение размера зубов, и микро-признаках, таких как изменение структуры и химического состава зубов, проявляющееся в образовании стрессовых линий в эмали. Так как мы знаем стадии развития зубов, по этим признакам можно проследить время воздействия стрессового фактора: макро-признаки могут указать на наличие ранней травмы с точностью до трёх – пяти лет, а микро-признаки – с точностью до одной недели.

 

В-третьих, нарушение развития нервной системы может приводить к возникновению психических расстройств. Ранее ученые в своих исследованиях опирались на изучение мозга, уровня стрессовых нейромедиаторов как маркеров риска развития психопатологической симптоматики. Авторы нового исследования обнаружили по крайней мере восемь статей, описывающих влияние на зубы различных факторов окружающей среды.

 

На сегодняшний день модель TEETH не опробована на большом количестве респондентов. Несмотря на это, если продолжить исследования в этом направлении, то, возможно, в будущем у нас появится простой неинвазивный способ диагностики риска развития психических расстройства.

 

Автор перевода: Вирт К.О.

 

Источник: Kathryn A. Davis, Rebecca V. Mountain, Olivia R. Pickett, Pamela K. Den Besten, Felicitas B. Bidlack, and Erin C. Dunn. Teeth as Potential New Tools to Measure Early-Life Adversity and Subsequent Mental Health Risk: An Interdisciplinary Review and Conceptual Model. Biological Psychiatry.

 

Источник

0/5 (0 Reviews)
Рейтинг
expert@sppe.ru/ автор статьи
Загрузка ...