Влияние окситоцина на эмпатию у лиц с клинически высоким риском развития психоза

16.07.2020

 

Нарушения социального функционирования являются одними из ключевых черт психотических состояний. Кроме того, они проявляются также и у лиц с клинически высоким риском развития психоза, представляя из себя наиболее пораженный у данной группы пациентов нейрокогнитивный домен. Необходимым условием нормальных социальных взаимодействий является способность верно оценивать психологические состояние другого человека, его мысли, убеждения (так называемая «когнитивная эмпатия») и эмоции («эмоциональная эмпатия»). У пациентов с клинически высоким риском развития психоза данные способности нарушены.

 

Тем не менее, современные подходы к терапии лиц с клинически высоким риском развития психоза практически никак не восстанавливают их социальное функционирование. Соответственно, все еще остается необходимость в поиске более эффективной терапии, способной повлиять на ключевые патологические процессы, присущие данному состоянию. Одной из потенциальных мишеней для лечения социальных нарушений является окситоцинергическая система головного мозга, учитывая большое количество данных о ключевой роли окситоцина в социальном функционировании человека. Имеются даже предположения о том, что окситоцинергическая система также может взаимодействовать с дофаминергической системой и противодействовать усилению ее активности, наблюдаемой при психозе. Было показано, что у пациентов с шизофренией может изменяться концентрация окситоцина в крови, что ассоциировано со степенью нарушения социального распознавания, а у пациентов с высоким риском развития психоза наблюдалось выраженное снижение метилирования гена рецептора к окситоцину, что было связано с ангедонией и асоциальностью. Имеется ряд исследований, продемонстрировавших улучшение социальных когнитивных функций после введения окситоцина у здоровых испытуемых, однако доказательств эффективности данного метода терапии для улучшения социального функционирования у пациентов на ранних стадиях развития психоза пока недостаточно.

 

Schmidt et al. в своем исследовании изучили, сможет ли однократное введение окситоцина улучшить восприятие убеждений (когнитивная эмпатия) и эмоций (эмоциональная эмпатия) других людей мужчинами с клиническим высоким риском развития психоза. Авторы относили к данной категории следующие группы пациентов, имеющих функциональные нарушения: 1) пациенты с аттенуированными психотическими симптомами; 2) пациенты с историей кратковременной психотической симптоматики (менее 1 недели, самостоятельно прекратившейся без терапии); 3) пациенты с шизотипическим расстройством личности; 4) родственники первой линии пациентов с психотическими состояниями. Всего в данном исследовании с кроссоверным дизайном приняло участие 30 человек, получавших плацебо и 40 МЕ окситоцина интраназально с промежутком в 1 неделю.

 

Для оценки когнитивной и социальной эмпатии авторы использовали модифицированную версию теста Салли-Энн. Данный тест проводился следующим образом. Участником демонстрировалось 10 различных историй, показанных при помощи последовательности слайдов, после чего участникам требовалось ответить на три вопроса об этой истории: контрольный (объективный вопрос, не имеющий отношения к героям истории), вопрос на когнитивную эмпатию (требующий распознавание мотивации и убеждений персонажа) и вопрос на эмоциональную эмпатию (требующий распознавания социальных эмоций персонажа). На все три вопроса имелось два варианта ответа: «да» и «нет». Например, в одной из историй на четырех слайдах показаны два персонажа с нейтральным выражением лица. Сначала один персонаж (Салли) кладет мяч в левый ящик (слайд 1), после чего выходит из комнаты (слайд 2). В это время другой персонаж (Энн) перекладывает мяч из левого ящика в правый (слайд 3), после чего Салли возвращается в комнату (слайд 4). После показа данных слайдов участникам в случайно порядке демонстрируются три слайда с вопросами: контрольный («Действительно ли мяч в этом ящике?» (звездочкой выделен правый ящик)), вопрос на когнитивную эмпатию («Будет ли она искать мяч в этом ящике?» (стрелка указывает на Салли и звездочкой выделен левый ящик)) и вопрос на эмоциональную эмпатию («Чувствует ли она себя весело, видя открывающуюся коробку?»  (стрелка указывает на Энн)). Для ответа на первый вопрос участникам необходимо правильно определить положение мяча в конце истории. Для ответа на второй вопрос необходимо верно определить, что действия Салли будут основаны на ее внутренних убеждениях, а не на настоящем расположении мяча. Наконец, для ответа на третий вопрос, нужно понять, как будет чувствовать себя Энн после этого розыгрыша. Для этого необходимо не только понять, что мяч теперь находится в другом месте, но и то, что у Салли имеются ложные ожидания относительно расположения мяча. Иными словами, успешной распознавание эмоций зависит от успешного распознавания убеждений, но не наоборот.  

 

В ходе эксперимента авторы оценивали соотношение правильных и неправильных ответов в данном тесте, а также время, которое испытуемые тратили, чтобы дать верный ответ. Помимо этого, авторы оценивали активность головного мозга испытуемых во время выполнения данного теста.  Также стоит отметить, что исследователи проводили оценку изначального уровня способности к распознанию социальных эмоций при помощи теста RMET (Reading the Mind in the Eyes Test).

 

Авторы обнаружили, что введение окситоцина привело к значимому билатеральному снижению активности нижних лобных извилин при выполнении теста на эмоциональную эмпатию, но не на когнитивную. Нижние лобные извилины ответственны за распознавание эмоций, интонаций, выражений лица, а также являются важной частью системы зеркальных нейронов, играющей важную роль во многих социальных функциях (от простой имитации до эмоциональной эмпатии). Соответственно, учитывая тот факт, что в данном исследовании эффективность выполнения заданий в группе, получавшей окситоцин, и в контрольной группе не отличалась, авторы делают вывод о том, что более низкая активность нижних лобных извилин после приема окситоцина свидетельствует о том, что данная зона начинает более эффективно (т.е. менее «ресурсозатратно») справляться со своей задачей по распознаванию эмоций.

 

Также была продемонстрирована прямая зависимость между изначальным уровнем способностей к распознаванию социальных эмоций (при оценке с помощью RMET) и активацией нижней лобной извилины после введения окситоцина. Оказалось, что снижение активности нижней лобной извилины и увеличение точности и скорости выполнения теста Салли-Энн после введения окситоцина наблюдалось только в группе пациентов с изначально сниженной способностью к распознаванию социальных эмоций. Иными словами, улучшение способности к эмоциональной эмпатии после введения окситоцина наблюдалось только у пациентов с изначально низкой способностью к распознаванию эмоций.

 

Исходя из полученных данных можно сделать вывод о влиянии однократного введения окситоцина на эмоциональную эмпатию у лиц с высоким риском развития психоза. Авторы подчеркивают, что данное исследование в перспективе может послужить основой для разработки новых методов терапии, направленных скорее на улучшение исходов заболевания, а не на купирование психотических симптомов и предотвращение развертывания полноценного психотического состояния. По мнению авторов, это является столь же важным направлением терапии, особенно учитывая, что у большей части пациентов с клинически высоким риском развития психоза само психотическое состояние не разовьется, но нарушения социального функционирования останутся.

 

Автор перевода: Кибитов А.А.

 

Источник: Schmidt, A., Davies, C., Paloyelis, Y. et al. Acute oxytocin effects in inferring others’ beliefs and social emotions in people at clinical high risk for psychosis. Transl Psychiatry 10, 203 (2020). https://doi.org/10.1038/s41398-020-00885-4

Источник

0/5 (0 Reviews)
Рейтинг
expert@sppe.ru/ автор статьи
Загрузка ...